Новости
Томская епархия
Святые Томской земли
Томские храмы
Монастыри
Томская духовная семинария
Основы православной культуры
Томское церковное краеведение
Епархиальные СМИ
Задать вопрос
Контакты

Официальный сайт Томской Епархии Московского Патриархата
Русской Православной Церкви
Главная страница /  Томское церковное краеведение
Главная страница Обратная связь Карта сайта RSS-лента

Понедельник, 18 декабря 2017 года.
Томское церковное краеведение
Митрополит Ростислав (Девятов). Жизнь и деятельность четвертого ректора Томской духовной семинарии архимандрита (впоследствии епископа) Акакия (Заклинского).
 

Ростислав, митрополит Томский и Асиновский

 

Жизнь и деятельность четвертого ректора Томской духовной семинарии архимандрита (впоследствии епископа) Акакия (Заклинского).

(Труды Томской духовной семинарии. Сб.1. - Томск:Томская духовная семинария.2012.С.5-49)

 

 За 60 лет дореволюционного периода бытия Томская духовная семинария переживала годы как своего упадка, так и расцвета. Первые десятилетия она ютилась в ветхих и тесных помещениях, а последние - размещалась в шикарных корпусах с электрическим освещением и роскошным садом. Временами она испытывала крайний недостаток в наставниках, число которых иногда доходило всего до четырех, но в иное время славилась сплоченным и дружным многочисленным коллективом опытных и преданных делу педагогов. В отдельные годы она представляла собой мирную и уютную обитель, а иногда содрогалась от охватывающих ее беспорядков. Один из самых ярких периодов благоденствия и расцвета семинарии в Томске можно без сомнения связать с именем ее ректора архимандрита Акакия (Заклинского), впоследствии епископа Енисейского и Красноярского. За 9 лет (1882-1891гг.) его заботами семинария превратилась в солидное учебное заведение, которое заняло видное место в образовательном пространстве Западной Сибири. Этого удалось достичь во многом благодаря богатому жизненному, административному и пастырскому опыту архимандрита Акакия, и той учености, которая была присуща этому труженику на ниве церковного образования. Вне всякого сомнения, что его жизнь и деятельность достойны благодарной памяти народа, а особенно наставников и питомцев Томской духовной семинарии. Однако с большим огорчением следует заметить, что до сих пор не появилось ни одной, даже самой скромной работы, посвященной его памяти. Даже такое солидное издание как «Православная энциклопедия», в которой помещены статьи практически о всех иерархах Русской Православной Церкви, почему-то обошла его имя полным молчанием. Эту несправедливость призвано устранить данное скромное исследование.

 Епископ Акакий (в миру Александр Иванович Заклинский) родился 20 февраля 1836 года в благочестивой семье православного священника Свято-Троицкой церкви г.Риги Иоанна Авдеевича и Ольги Васильевны Заклинских. [1] В шестилетнем возрасте мальчик начал учиться в немецкой школе города Шмидта, где вместе с немецким изучал и русский язык. С 1846 года Александр продолжил обучение в открытом при архиерейском доме духовном училище, в котором учились церковные певчие и несколько мальчиков из детей епархиального духовенства. Но через год, в 1847 году иерея Иоанна Заклинского перевели на служение в храм погоста Любятово, расположенного в трех верстах от Пскова. Его сын Александр продолжил свое обучение в высшем отделении Псковского духовного училища. По окончании училища юноша поступил в Псковскую духовную семинарию, которую успешно окончил в 1855 году. В том же году он, как один из наиболее успешных учеников, поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию. Уже в это время Александр Заклинский определяется с избранием жизненного пути. 16 сентября 1856 года по его прошению ректор Академии, преосвященный епископ Макарий (Булгаков), совершает над ним, студентом-второкурсником, монашеский постриг с именем Акакий, во имя святителя Акакия исповедника, епископа Мелитинского. Вскоре, 24 сентября, молодого монаха рукополагают в сан диакона к Никольской императорской русской посольской церкви Константинополя. Святейший Синод разрешает иеродиакону Акакию экстерном закончить Академию, сдав положенные экзамены настоятелю посольской церкви и представив «в Академическую конференцию для получения ученой степени собственное сочинение духовного содержания, но не прежде, как по истечении того времени, в которое бывшие его товарищи по академии окончат полный курс академического образования».[2] В октябре иеродиакон Акакий, поступивший на службу в Ведомство иностранных дел, выехал в Турцию. В это время настоятелями посольской церкви в Константинополе были сначала архимандрит Феофан (Говоров) (1856-1857 г), а потом архимандрит Петр (Троицкий) (1858-1860 г.). Общение с этими замечательными людьми оставило в душе отца Акакия глубокий след. Константинопольская церковь в этот период испытывала значительные трудности. Тяготы турецкого гнета усугублялись существовавшей тогда внутренней распрей между православными греками и болгарами. Архимандрит Феофан в своем отчете Св.Синоду от 9 марта 1857 года подробно излагал создавшуюся ситуацию. Поддерживая законные чаяния как болгар, так и греков, он призывал Россию «не оставлять своей матери по вере в этом беспомощном состоянии».[3] И поддержка из России поступала. На иеродиакона Акакия кроме совершения богослужений в посольской церкви было возложено ответственное послушание обеспечения бедных боснийских, болгарских и македонских храмов богослужебными книгами, священными сосудами, облачениями, колоколами. Отец Акакий занимался также изучением особенностей жизни Православной церкви на Востоке, что нашло отражение в нескольких его работах. Некоторые из них были отправлены в Санкт-Петербург в редакцию журнала «Духовная беседа». Две работы были опубликованы под названием «Письма с Востока».[4] Другие так и не были напечатаны по дипломатическим соображениям в виду сложности в то время греко-болгарских отношений. В «Христианском чтении» им была опубликована содержательная статья об особенностях избрания Вселенского патриарха и жизни патриархата по постановлениям временного греческого народного собрания 1858-1860 годов.[5] Несколько публикаций о Церкви на Востоке было помещено в «Херсонских епархиальных ведомостях» и в издаваемой И.С. Аксаковым славянофильской газете «День». Интересно его исследование об армяно-григорианской церкви, а также статья «Болгарские деятели».[6]

 В 1858 году иеродиакон Акакий (Заклинский) посетил Святую Гору Афон. В те годы Афон был не только центром духовной жизни и местом аскетических подвигов иноков. На Святой Горе кипела научная, исследовательская и культурная жизнь: древние рукописи в монастырских библиотеках изучали известный исследователь епископ Порфирий (Успенский) и ученый-востоковед архимандрит Антонин (Капустин); снимали копии с древних фресок и икон П.И. Севастьянов со своими художниками. Влияние этой особой атмосферы испытывал на себе и иеродиакон Акакий. Здесь он собирал материалы для диссертационной работы о святителе Григории Паламе. Он обошел практически все большие афонские монастыри, изучая рукописи их древних книгохранилищ. Наиболее ценные и полные рукописи творений святого отца были им найдены в Лавре св.Афанасия и Григориате, а также в библиотеке Солунского греческого училища.

 В 1859 году, согласно Определению Св. Синода от 12 октября 1856 года, иеродиакон Акакий сдал экзамены за 2, 3 и 4 курсы духовной академии настоятелю Никольской посольской церкви в Константинополе архимандриту Петру, а 15 июля того же года, посетив Санкт-Петербург, подал в Академическую конференцию написанное им сочинение «Святитель Григорий Палама, архиепископ Солунский». Оно было дано для отзыва профессору Академии протоиерею Иоанну Рождественскому, который с некоторыми замечаниями дал положительное заключение. Рассмотрев представленное сочинение, отзыв преподавателя и экзаменационную ведомость, «Академическая конференция… мнением своим положила ходатайствовать перед высшим начальством о возведении иеродиакона Акакия в степень кандидата богословия».[7] Однако из-за бюрократических проволочек решение этого вопроса затянулось. Только в 1864 году Определением Св. Синода от 27 апреля/20 мая 1864 года иеродиакон Акакий был удостоен кандидатской степени.

 В 1860 году настоятелем Никольской посольской церкви в Константинополе был назначен известный ученый-востоковед архимандрит Антонин (Капустин). Иеродиакону Акакию посчастливилось более пяти лет трудиться под руководством этого выдающегося человека. Опытный ученый и молодой монах стали друзьями, которых объединяла любовь к истории и археологическим памятникам. Архимандрит Антонин высоко ценил отца Акакия. «Считаю долгом своего положения, - писал он в своем письме в Санкт-Петербургскую духовную академию, - на основании своего двухгодичного наблюдения свидетельствовать, что иеродиакон Акакий обладает обширными богословскими сведениями, огромной светской ученостью, в частности богатыми способностями и искусным словом, и отличается редкой любознательностью».[8] Продолжая трудиться в миссии, иеродиакон Акакий посетил Иерусалим, Назарет, Тивериаду. В 1865 году вместе с архимандритом Антонином (Капустиным) он совершил интересное путешествие по балканским провинциям Османской империи (Македония, Фессалия, Эпир). На пароходе они добрались до Салоник, далее верхом на лошади через Битоль,Янину,Метеорские монастыри до Преведы. Через Коринфский перешеек они прошли пешком, а затем на пароходе добрались до Афин. Во время своего путешествия архимандрит Антонин и иеродиакон Акакий осмотрели многочисленные археологические и эпиграфические памятники, познакомились с жизнью монастырей, греческих и славянских приходов. Архимандрит Антонин подробно описал эту поездку в своих дневниках.[9]

 В начале июля 1865 года, когда путники находились в Афинах, они получили извещение, срочно отзывающее их в Константинополь. «За обоими нами судьба уже гналась так сказать по пятам, направляя пути одного на светлый юг, а другого на серый север»,[10] - записал в своем дневнике архимандрит Антонин (Капустин). После их возвращения в Константинополь, они узнали о назначении их на новые должности. Архимандрит Антонин был назначен начальником Русской духовной миссии в Иерусалиме. Иеродиакон Акакий через Марсель, Париж, Страстбург, Берлин и Вильну возвратился из миссии в Санкт-Петербург. 7 сентября 1865 года митрополитом Новгородским и Санкт-Петербургским Исидором (Никольским) он был рукоположен в сан иеромонаха. В своем рапорте на имя митрополита отец Акакий просил «оставить его в Санкт-Петербурге причисленным к комитету духовной цензуры, или, в случае невозможности того, наставником здешней семинарии».[11] При этом он, указывая на свободное владение им кроме славянских наречий языками греческим, немецким и французским, выражал уверенность, что принесет несомненную пользу Церкви в столичном городе. В этом же рапорте им, как знатоком положения Православной церкви на Востоке, высказывалась готовность потрудиться, если изволит священноначалие, и в Русской духовной миссии в Иерусалиме. Однако высокое начальство судило иначе. Определением Святейшего Синода №2622 от 15/26 октября 1865 иеромонах Акакий был назначен наставником Рязанской духовной семинарии.

 Преподавательская служба в духовно-учебных заведениях в то время была незавидной. Учителя семинарии получали нищенское жалованье. Спустя многие годы, будучи епископом в Красноярске, владыка Акакий вспоминал то время: «Без посторонних занятий учителя семинарии не могли существовать, а учителя училищ пользовались первым случаем, чтобы переменить свои занятия. В той семинарии, где мне приходилось начать учебную службу и получать по 21 рублю в месяц, в числе учащих было 12 духовных лиц, служивших в городских соборах и приходских церквах, и только 4 светских преподавателя, потому что на одно преподавательское жалованье нельзя было жить. Помню те не особенно давние годы, когда новая одежда на преподавателе семинарии обращала на себя внимание и учащих и учащихся, и располагала их решать вопросы: как, для чего и на какие средства устроена обнова. Помню то время, когда академическая верхняя одежда носима была в семинариях преподавателями целое десятилетие по выходе из Академии, и иногда переделываема была в рясу или в подрясник».[12] Но молодого иеромонаха Акакия не страшили эти трудности. С энтузиазмом он приступил к учительским трудам. В Рязанской духовной семинарии он преподавал Св.Писание, греческий язык,[13] богослужебные книги, гражданскую историю и православное исповедание митрополита Петра Могилы. Кроме преподавания в семинарии он, по поручению епархиального начальства, с 18 февраля 1866 года состоял членом цензурного комитета, учрежденного при Рязанской семинарии для рассмотрения катехизических поучений священнослужителей Рязанской епархии.[14]

 13 ноября 1866 года иеромонах Акакий был переведен в Волынскую духовную семинарию помощником ректора по профессорской должности, где за 13 лет усердного педагогического труда приобрел богатый опыт и зарекомендовал себя ревностным и мудрым наставником. Здесь он первоначально преподавал собеседовательное, обличительное и пастырское богословие. 13 сентября 1867 года ему поручается преподавание основного богословия (вместо пастырского и обличительного). По этому предмету иеромонахом Акакием было составлено учебное пособие. С 11 октября 1871 года он становится преподавателем догматического и нравственного богословия. Кроме преподавательской работы иеромонах Акакий (Заклинский) нес и другие церковные послушания. С 11 февраля по 7 августа 1867 года он был помощником инспектора семинарии, а с 17 июля по 5 сентября 1869 года временно исполнял должность эконома. Иеромонах Акакий неоднократно избирался членом Распорядительного и Педагогического собраний. С 1 сентября 1867 года в течение полугода он редактировал начавшие издаваться «Волынские епархиальные ведомости».[15] С 6 августа 1870 года по 26 сентября 1871 года заведовал хозяйственной частью Кременецко-Загаецкого монастыря. С 17 сентября 1875 года заведовал библиотекой продажных учебников. С 21 сентября 1875 года отец Акакий являлся членом церковно-археологического общества при Киевской духовной академии. С 16 ноября по 22 декабря 1876 года по поручению Правления Волынской семинарии ревизовал Пелецкое и Дерманское духовные училища.[16] 10 октября 1877 года отец Акакий стал членом строительной комиссии при Кременецком духовном училище, а с 12 апреля 1879 года являлся действительным членом Общества вспомоществования недостаточным воспитанникам Санк-Петербургской духовной академии. За усердную службу 11 апреля 1870 года он был награжден наперсным крестом, 2 октября 1870 года – набедренником, а 15 августа 1879 года Указом Святейшего Синода был возведен в сан игумена. 4 апреля 1876 года был награжден орденом св. Анны 3-й степени.

 Определением Св. Синода от 19/31 декабря 1879 года игумен Акакий назначен на должность инспектора Воронежской духовной семинарии, где трудился около трех лет. Здесь кроме инспекторских обязанностей отец Акакий преподавал нравственное богословие. В основу своих уроков он полагал учебное пособие Солярского, но значительную часть курса читал по своим авторским запискам, которые он разработал еще в Волынской семинарии. Но основной обязанностью игумена Акакия как инспектора Воронежской семинарии была организация и осуществление воспитательной работы. К сожалению в Воронежской духовной семинарии того времени она находилась в неудовлетворительном состоянии. Ряд питомцев были охвачены антиправительственными настроениями и враждебным отношением к семинарскому начальству. Они учинили беспорядки, нарушившие мир в духовной школе Воронежа.[17] Для наведения и поддержания порядка в семинарии «по распоряжению общеепархиального съезда духовенства, бывшего в феврале месяце 1880 года, вследствие Указа Св. Синода от 8 января 1880 года, учреждена была при ВДС должность надзирателя», на которую был назначен надзиратель Воронежской классической гимназии Василий Булгаков.[18] Но основная задача по воспитанию в учащихся глубокой веры и благочестия, любви к Церкви и Отечеству возлагалась на инспектора и его помощников. Следуя сложившейся традиции, отец инспектор для развития в учащихся стремления к достижению успехов, ежемесячно объявлял им баллы по поведению и успеваемости. К процессу воспитания привлекались и родители. На отпускных билетах, которые обычно выдавались учащимся перед их отправкой домой на рождественские, пасхальные праздники и летние каникулы, делались записи с указанием баллов по успехам в учебе и поведению. Более подробные записи делались на билетах тех учеников, которые имели особенные проблемы в успеваемости или по поведению. После каникул эти билеты с пометками родителей должны были возвращаться инспектору. Однако эти меры не всегда приносили ожидаемые плоды. 7 мая 1881 года в квартире ректора протоиерея Димитрия Певницкого была взорвана печь. Взрыв, как выяснилось, устроили учащиеся руководимого извне «кружка», участники которого «старались произвести смуту в семинарии и всячески вредить ей».[19] Пришлось прибегнуть к крайним мерам. 19 учеников были отчислены с балом поведения «1» (крайне неблагонадежен). Такая мера не давала возможности отчисленным восстановиться и завершить получение образования. Четверо из них, проявив раскаяние, после обращения в Синод, получили балл по поведению «3» без указания причин отчисления. Принятые жесткие меры позволили водворить в семинарии нарушенный внешний порядок. Однако, как отмечается в отчете Воронежской духовной семинарии за 1881-82 уч.год, «печальные события 7 мая оставили глубокие следы на воспитанниках и породили с одной стороны робость и недоверие друг к другу, с другой – замкнутость и сокрытость в отношении к другим. Было необходимо время к привитию воспитанникам искренности и чувства долга, не за страх, а за совесть».[20] Для пользы дела Святейший Синод Определением №1575 от 29 июля/6 августа 1881 года посчитал полезным перевести ректора Воронежской духовной семинарии протоиерея Димитрия Певницкого на эту же должность в Тамбовскую семинарию, а в Воронеж переместить ректора Тамбовской семинарии архимандрита Димитрия (Самбикина). До прибытия нового ректора временно эту должность исполнял игумен Акакий (Заклинский).[21] Подобный опыт у него уже был: во время отпуска ректора семинарии, с 18 июля по 10 августа 1880 года отец Акакий временно его замещал. Но в начале 1882 года и сам игумен Акакий был освобожден от инспекторской должности и назначен исполняющим должность ректора Томской духовной семинарии (Указ Св. Синода №269 от 21 января 1882 г.). 2 февраля 1882 года в праздник Сретения Господня в воронежском Алексиевском Акатовом монастыре епископом Острогожским Кириллом (Орловым) игумен Акакий был возведен в сан архимандрита.

 Архимандрит Акакий (Заклинский) прибыл в Томск 25 марта 1882 года, в праздник Благовещения Пресвятой Богородицы, который в том году совпал с Великим Четвергом. На следующий день он посетил семинарский домовый храм, осмотрел классные помещения, больницу, и сразу начал знакомиться с преподавателями и служащими Томской духовной семинарии. В день Святой Пасхи архимандрит Акакий сослужил епископу Томскому и Семипалатинскому Петру (Екатериновскому), а после службы во главе преподавательской корпорации поздравлял с праздником преосвященнейшего Владыку. Днем новый ректор принимал поздравления от преподавателей, нанося им ответные визиты в течение недели. Великую пасхальную вечерню, утреню, а в Светлый понедельник Божественную литургию отец ректор совершил в семинарской Иннокентьевской церкви.

 Личность архимандрита Акакия произвела на томичей самое положительное впечатление. С его приездом преподаватели и воспитанники связывали надежды на начало строительства новых семинарских корпусов и обновление всех сторон семинарской жизни. Пасхальные дни, в которые проходило знакомство нового ректора с Томском, вносили в общее настроение особую радость.[22]

 Однако на архимандрита Акакия Томская семинария первоначально произвела гнетущее впечатление. В речи, обращенной к семинаристам 27 июня 1882 года по случаю окончания учебного года, отец ректор заметил, что за 16 лет его трудов в различных семинариях он впервые проводит выпускной день с такими тяжелыми и грустными чувствами. Причин для этого было предостаточно. Дела по учебной и воспитательной части были запущены. Здания семинарии были ветхими и тесными. Они не соответствовали элементарным учебным и санитарным требованиям. Воспитанники часто отчислялись из семинарии с желанием перейти из духовного ведомства на гражданскую службу. Тягостное впечатление усугублялось скоропостижной кончиной прежнего ректора Семинарии архимандрита Варфоломея (Медведева), произошедшей в самом начале учебного года.[23] Учебный год также прошел в состоянии напряжения и страха от бушевавших пожаров, в пламени которых выгорела третья часть города, и при этом пострадали также дома некоторых преподавателей и служащих семинарии.[24] Но самым печальным и тягостным происшествием стала трагическая кончина выпускника семинарии Николая Плотникова,[25] застрелившегося 24 июня «по неисследимому попущению Божию, в припадке тяжелой болезни» и погребенного накануне выпускного дня.[26]

 Поэтому отцу ректору предстояла большая и напряженная работа. Необходимо было принять неотложные меры, направленные на повышение образовательного уровня в Семинарии, улучшение условий жизни преподавателей и студентов, улучшение воспитательной работы. Но первоочередной задачей было строительство новых корпусов Томской духовной семинарии, уже 24 года располагавшейся в съемных и ветхих зданиях. Однако строительство требовало больших средств и времени, которых не было. Поэтому архимандрит Акакий принял решение подыскать и арендовать здания для временного размещения в них семинарии до построения собственных корпусов. В то время «семинарские помещения были разбросаны в разных концах города; на одной улице находились классы, на другой – помещения для ученических спален и столовой, на третьей – квартира ректора. Легко представить себе все неудобства такой разбросанности семинарии и вредное влияние их на учебно-воспитательное дело».[27] Выбор был остановлен на двух деревянных корпусах, находящихся на территории Богородице-Алексиевского монастыря в центре города, с обширным двором и прекрасным садом. Ранее эти здания являлись резиденцией томских архиереев. Однако, в 1878 году епископ Томский и Семипалатинский Петр (Екатериновский) приобрел у В.И. Асташева, сына и наследника скончавшегося в 1869 году известного золотопромышленника И.Д. Асташева, его прекрасную усадьбу, где и разместились покои архиерея.[28] В освободившиеся здания в Богородице-Алексиевском монастыре и было решено переместить семинарию. Правление ТДС поручило томскому архитектору П.П. Нарановичу сделать проект и приспособить эти здания под семинарские нужды.[29]

 За время летних каникул предстояло изыскать средства и провести большие ремонтные работы. Задача оказалась трудновыполнимой. Лето выдалось дождливое, и времени для наружных работ было крайне мало. Томск, сильно пострадавший во время пожаров, начал активно отстраиваться, поэтому цены на стройматериалы резко возросли. Но архимандриту Акакию удалось найти благотворителей и в короткие сроки провести намеченные работы. «Производство торгов на различные работы, заготовка всех материалов, надзор за рабочими и еженедельный расчет с ними, за разъездом на каникулы некоторых членов Правления, отсутствием инспектора и секретаря, при неудачном экономе Колобове, оставалось исполнять ректору семинарии».[30] Но он успешно решал все задачи. Кроме ремонта старых зданий в течение лета была сделана пристройка для столовой, библиотеки и ватер-клозета, а также построен новый флигель для семинарской больницы. На средства Почетного блюстителя семинарии П.И.Михайлова она была оснащена необходимым оборудованием. При больнице была устроена и своя аптека, в которой готовились лекарства из материалов, выписываемых с медицинских складов Москвы и Петербурга.[31] При новых семинарских корпусах заботами ректора были устроены и необходимые хозяйственные помещения – кладовые, сараи, погреба, ледники; они позволяли делать запасы продуктов в сезоны наименьшей их стоимости, а за счет экономии средств улучшить питание семинаристов. «Казеннокоштные ученики весь год получают чай, сахар и белый хлеб к чаю, - читаем в годовом отчете ТДС того времени. - Чаю выдается 1 фунт на четырех учеников в месяц, сахару 6 фунтов, белого хлеба 1-го сорта в скоромные дни ½ фунта, а в постные дни 1 фунт на человека. В 11 часов утра ученики имеют завтрак, состоящий в скоромные дни из жареного мяса, по ¼ фунта на каждого, в постные дни – из протертого гороха с подсолнечным маслом, или жидкой гречневой каши с маслом, или ½ сельди на человека. В обыкновенные скоромные дни по расписанию назначаются на обед и ужин по два блюда, с 1 фунтом мяса на ученика. В воскресные дни за обедом бывает три блюда; в праздники и высокоторжественные дни кроме трех мясных блюд дается пирог с мясом. На жаркое, смотря по времени года, дается баранина, телятина и гуси. В постные дни за обедом всегда три блюда, за ужином – два. В воскресные дни в посту все три блюда бывают из рыбы».[32] Новый 1882/1883 учебный год семинария начала уже в новых стенах. «Благословен Бог наш и за то, - говорил в своем «Слове» по случаю освящения новых учебных корпусов архимандрит Акакий 5 сентября 1882 года, - что для трудного и сложного дела перемещения семинарии и для коренного обновления обветшавших зданий нашлись не только ревностные, но даже самоотверженные сотрудники, как из нашей среды, так и из посторонних, но любящих наше заведение лиц, благодаря бескорыстному содействию которых стало возможным едва ли где, и когда-либо бывалое явление, чтобы целое учебное заведение со всеми своими вещами, книгами и другими пособиями, в 70 дней, при исключительных и притом крайне неблагоприятных условиях переместилось из одного помещения в другое – во всех отношениях лучшее прежнего».[33]

 Поскольку духовная семинария покинула ветхие здания и перебралась в стены Богородице-Алексиевского монастыря, прежний семинарский храм во имя святителя Иннокентия Иркутского был упразднен. Новой семинарской церковью становится бывший домовый архиерейский храм в честь иконы Божией Матери «Живоносный Источник». В нем были проведены значительные ремонтные работы на средства почетного блюстителя семинарии по хозяйственной части Петра Васильевича Михайлова. В день памяти святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова 26 сентября 1882 года в нем было совершено первое богослужение, за которым архимандрит Акакий произнес проникновенное слово. Кратко изложив обстоятельства открытия в Томске семинарии и трудные внешние условия ее существования за минувшие 24 года, отец ректор выразил радость по поводу внешнего обновления духовной школы, призвав наставников и воспитанников к внутреннему обновлению и стремлению быть достойными своего призвания. «Учебных заведений, отрезвляющих молодое поколение, отвлекающих его внимание от корысти и наживы, весьма мало сравнительно с многочисленным населением нашего Отечества. Духовные семинарии и классические гимназии – эти верные слуги отечества и церкви, эти заместители отцов и матерей, эти друзья человечества и в частности молодого поколения – могут быть легко сосчитаны. А таких учебных заведений, прямая задача которых – приготовлять светильников миру, соль земли, преемников и продолжателей великого служения начальника веры Иисуса Христа и Его учеников и апостолов, самоотверженных служителей алтаря Господня и совершителей Таин Божиих, ищущих прежде материального обеспечения Царствия Божия и правды его, на все десятки миллионов православных христиан только пятьдесят три; в пределах же азиатской России – размерами своими превышающей европейскую – только четыре. Как же не радоваться, как не торжествовать, как не возблагодарить Господа в тот день, когда одно из этих учебных заведений, именно наше, получило возможность обновления».[34]

 Хотя с переходом в здания бывшего архиерейского дома Томская духовная семинария значительно улучшила условия своего существования, они рассматривались как временный вариант до построения новых собственных корпусов. Но вопрос построения собственных зданий для Томской семинарии стоял на повестке дня почти 60 лет, и его решение затягивалось по разным причинам. Архимандрит Акакий начал активно заниматься этим вопросом. Участок под строительство семинарии был отведен на землях Богородице-Алексиевского монастыря еще в 1877 году. Отец Ректор стал собирать необходимые документы. 13 октября 1882 года Правление семинарии направило настоятелю Богородице-Алексиевского монастыря архимандриту Виктору (Лебедеву)[35] письмо, с просьбой предоставить план отведенного под строительство семинарии места и документы, подтверждающие право владения этой землей монастырем. Ответ был получен за №124 от 31 октября 1882 года. Собранные документы и ходатайство о строительстве семинарских зданий были направлены в Санкт-Петербург. Однако в Синоде посчитали невозможным начать строительство в связи с тем, что часть отводимой под семинарию территории была сдана монастырем в аренду частным лицам. Об этом свидетельствует отзыв на представленные Томской духовной консисторией документы юрисконсультанта при Обер-прокуроре Синода в Хозяйственное управление при Святейшем Синоде (№51от 18 февраля 1885 г.) [36]. Поскольку решением возникших вопросов должен был заниматься собственник земли – Богородице-Алексиевский монастырь – архимандрит Акакий просил начальство обители предпринять срочные меры по освобождению участка от арендаторов. Для ускорения дела он просил настоятеля архимандрита Лазаря (Генерозова)[37] первым показать пример и снести на семинарском участке ветхий монастырский дом[38]. Однако дело двигалось не так быстро, как хотелось бы архимандриту Акакию. 10 сентября 1885 года (№402) и 12 декабря 1885 года (№542) он вновь торопит монастырское начальство с освобождением земельного участка от арендаторов[39]. Одновременно ректор вместе с Правлением семинарии курировал работы по доработке проекта здания и корректировке смет. Однако Синод приостановил дело по возведению новых каменных зданий семинарии, так как архитектор Хозяйственного управления при Святейшем Синоде Люшин счел расположение помещений в проекте не вполне удобным для семинарии.[40] Проект не вполне удовлетворял и требованиям, которые к семинариям предъявлялись новым Уставом, Высочайше утвержденным 22 августа 1884 г.[41] Хотя архимандриту Акакию так и не удалось осуществить строительство новых корпусов семинарии во время своего ректорства, проведенные подготовительные работы упростили эту задачу его преемникам.

 Новому ректору предстояло привести в порядок семинарские дела в части делопроизводства и отчетности. Они пришли в полный упадок после 1877 года.[42] Архимандрит Акакий в течение первых двух лет своего ректорства подготовил экономические отчеты по семинарии в местный Ревизионный комитет и в Контроль при Св. Синоде за 1878 - 1880 годы, а в 1884 году – за 1881-1883 годы.[43] Его загруженность была так велика, что по ходатайству епископа Томского и Семипалатинского Владимира, в порядке исключения, Синод разрешил ему подать отчет семинарии в учебно-воспитательном отношении сразу единым отчетом за 1882-1885 годы.[44]

 Но основное внимание архимандрит Акакий уделял учебно-воспитательной жизни семинарии. Его заботами были приведены в порядок фундаментальная и ученическая библиотека. Их фонды значительно увеличились. Если в 1882 году в фундаментальной библиотеке насчитывалось 2853 наименования книг, то в 1888 году их стало 3780. Фонды ученической библиотеки за это же время увеличились с 383 до 872 наименований. Сам отец ректор заведовал семинарской продажной библиотекой, созданной в 1884-1885 учебном году.[45] Архимандрит Акакий в Томской семинарии в разное время преподавал греческий язык, гомилетику, практическое руководство для пастырей. Ректор внимательно следил за ходом учебного дела: часто посещал классы, руководил преподавателями и внимательно следил за должным отношением их к своим обязанностям. Это принесло ощутимые результаты. Если в 1876 году проводивший проверку Томской духовной семинарии ревизор Учебного Комитета при Св. Синоде Керский констатировал, что «средний уровень умственного и научного развития воспитанников низок, процент малоуспешных громаден, громадна и цифра увольняемых из семинарии за безуспешность»,[46] то за годы ректорства архимандрита Акакия (Заклинского) учебный процесс был поднят на высоту. О высоком образовательном уровне Томской духовной семинарии в те годы свидетельствует то, что в 1891 году в трех духовных академиях обучалось 15 студентов из числа выпускников ТДС. Такое же количество воспитанников семинарии получали высшее образование в Томском университете[47].

 Поскольку общий образовательный уровень воспитанников семинарии во многом зависел от степени их подготовки в духовных училищах, архимандрит Акакий заботился о надлежащей постановке учебного дела в подведомственных Томской духовной семинарии Томском, Барнаульском и Красноярском духовных училищах. С 3 по 15 мая он ревизовал Барнаульское духовное училище, а также на месте решал вопрос приспособления к потребностям училища его старых зданий и постройке нового двухэтажного корпуса. С 30 января по 21 февраля 1888 года он проводил ревизию Красноярского духовного училища.[48]

 21 сентября 1884 года в г.Томске по благословению епископа Владимира (Петрова) было открыто противораскольническое братство святителя Димитрия Ростовского. Оно должно было способствовать делу обращения к православию иноверцев и воссоединение с Церковью старообрядцев. Активное участие в делах братства должны были принимать и священнослужители Томской епархии. Поскольку по штатному расписанию открытие в семинариях кафедры обличения раскола не предусматривалось (Синод учредил ее только в 1886 году ) – было решено открыть ее в Томской духовной семинарии на местные средства[49]. Первым преподавателем обличения раскола был назначен В.В.Юновидов.

 Ректору семинарии удалось сплотить вокруг себя преподавательскую корпорацию, среди которой ранее имели место разобщенность и разделенность на партии.[50] По свидетельству современников архимандрит Акакий как начальник «всегда пользовался всеобщим расположением и любовью своих подчиненных, высоко ценивших в нем строгое, но справедливое и ко всем равное отношение, благодаря чему семинарская корпорация всегда представляла при нем одну дружественную семью. С особенной заботливостью отец ректор относился к новым преподавателям, заброшенным в далекий сибирский край и при несчастии всегда первый подавал им руку помощи»[51].

 Отеческое внимание оказывал архимандрит Акакий и воспитанникам семинарии. Многие из них происходили из бедных, многодетных семей и испытывали большую нужду в самом необходимом: не могли купить себе лекарства, одежду и обувь, приобрести учебники, оплатить дорогу домой в каникулярное время. Заботясь о них, отец ректор выступил с инициативой открытия при Томской семинарии Попечительства о бедных воспитанниках. Этот вопрос впервые был поставлен ректором на обсуждение семинарского Правления 30 июня 1882 года. Правление поставило этот вопрос перед общеепархиальным съездом духовенства в 1883 году, который решением от 20 августа постановил образовать Попечительство о бедных воспитанниках семинарии и определил средства в качестве уставного капитала в размере 1806 р.71к. Проект Устава Попечительства было поручено составить преподавателю семинарии Н.Асташевскому, который по предложению ректора взял за основу аналогичный Устав Волынской семинарии, в которой ранее трудился отец Акакий. Вместе с другими документами 5 июля 1882 года проект был направлен в Синод для получения разрешения на деятельность Попечительства[52]. Согласно действовавшему законодательству Обер-прокурором Синода этот проект был направлен на утверждение в Министерство внутренних дел, в ведении которого находились все благотворительные организации. Однако в министерстве утверждение Устава было задержано. Его копия была направлена для согласования Томскому гражданскому губернатору Анискину Алексею Федоровичу. «Принимая во внимание, что проект сей не был в рассмотрении Вашего Превосходительства, я, предварительно каких-либо распоряжений, долгом считаю препроводить оный к Вам, милостивый государь, покорнейше прося почтить отзывом о Ваших ближайших по сему предмету соображениях и заключении, с возвращением приложения»[53]. Губернатор внес в проект некоторые корректировки и до отправки его в министерство направил для рассмотрения архимандриту Акакию. Ректор семинарии внес в проект свои новые замечания и поправки, обусловленные введением нового устава духовных семинарий 1884 года. После этого он вновь был направлен в Министерство внутренних дел и утвержден в марте 1886 года[54]. 26 апреля 1887 года в торжественной обстановке в присутствии епископа Томского и Семипалатинского Исаакия (Положенского), исполняющего дела начальника губернии Петухова Н.Н. и других именитых лиц состоялось открытие Попечительства о бедных воспитанниках Томской духовной семинарии. К собравшимся обратился со словом председатель Попечительства архимандрит Акакий. Он рассказал о задачах Попечительства и призвал всех активно участвовать в его деятельности[55]. После этого был отслужен благодарственный молебен. Членами попечительства стали многие именитые граждане Томска и духовенство. Почетным попечителем стал блюститель семинарии по хозяйственной части П.В.Михайлов, пожертвовавший 100 рублей. Четверо граждан, пожертвовавших по 60 рублей, стали пожизненными членами, внесшие взнос от 3 до 10 рублей, стали действительными членами, а пожертвовавшие менее 3 рублей – членами-соревнователями. Владыка Исаакий пожертвовал 75 рублей. После этого члены Попечительства избрали правление из семи человек. Ими стали преподаватели ТДС М.Соловьев, Н.Асташевский, В.Харлов, В.Юновидов, М.Михайловский, Н.Городков и духовник семинарии иеромонах Иннокентий (Солодчин), кроме того избранный и делопроизводителем правления. Образованное по инициативе архимандрита Акакия Попечительство о нуждающихся воспитанниках Томской духовной семинарии на протяжении многих лет успешно выполняло свою задачу, что видно из ежегодных отчетов Попечительства.

 Проявляя заботу о быте воспитанников семинарии, отец ректор в еще большей степени заботился и об их духовно-нравственном воспитании. Так, в его ректорство отъезд учащихся на каникулы стал предваряться служением напутственного молебна. С особой торжественностью стало проходить завершение учебного года. Утром служилась Литургия, затем благодарственный молебен. После трапезы проводился акт, во время которого выступление преподавателей и чтение разрядных списков учащихся чередовалось с пением церковных и патриотических песнопений.

 Сердцем семинарии был храм Божий, в котором учащиеся несли послушания певчих, чтецов и пономарей. До введения в Томской семинарии должности духовника в 1886 году все богослужения в семинарской церкви совершал архимандрит Акакий (Заклинский). Семинарский хор в это время достиг особого расцвета. Архимандрит Акакий передал для него личные рукописи нот церковных песнопений известных композиторов: Турчанинова, Бортнянского, Давыдова, Львова, Бахметьева и придворной капеллы. А любители клиросного пения преподаватели Иван Яхонтов и Николай Асташевский не только сами пели в семинарском хоре, но и свой энтузиазм передавали ученикам. Их рвение к расширению репертуара было так велико, что приходилось умерять их пыл.[56]

 Большое воспитательное значение для учащихся семинарии имело участие преподавателей и воспитанников в знаменательных юбилеях – 50-летии Томской епархии (1884 г.), 1000-летии святителя Мефодия, учителя Словенского (1885 г.), 900-летии Крещения Руси (1888 г.). Но с особым торжеством Томская духовная семинария в 1883 году отметила свое 25-летие. Важное значение для духовно-нравственого воспитания учащихся было введение в семинарии штатной должности духовника. 28 февраля 1886 года духовником семинарии был назначен иеромонах Иннокентий (Солодчин). Для более глубокого понимания воспитанниками семинарии важности и ответственности предстоящего им служения Церкви по ходатайству ректора епископ Томский и Семипалатинский Владимир (Петров) 25 февраля 1884 года посвятил 16 старшеклассников в стихарь.

 Архимандрит Акакий не оставлял без внимания и вопросы досуга семинаристов. Воспитанники, по их желанию, занимались переплетным делом. При поддержке депутатов общеепархиального съезда 1883 года в семинарском саду был устроен гимнастический городок, качели, кегли и крокет.[57] Были приобретены коньки, сани. В некоторые праздничные дни для учащихся устраивались вечера с просмотром «туманных картин», пением и игрой на музыкальных инструментах.[58] Для занятия музыкой в семинарии имелись семь скрипок, виолончель и фисгармония.[59] Отец ректор прививал учащимся любовь к внеклассному чтению; но вместе с тем семинаристы должны были читать только рекомендованную литературу, а пользование общественной городской читальней Макушина допускалось только с разрешения начальства.

 Важными для архимандрита Акакия были встречи в Томске с первым ректором Томской духовной семинарии– архиепископом Иркутским и Нерчинским Вениамином (Благонравовым), который проезжал через Томск, направляясь в Санкт-Петербург для участия в сессиях Синода и затем возвращаясь оттуда. В 1884 году для участия в хиротонии викарного епископа Бийского Макария (Невского) в Томск прибыл епископ Якутский Иаков (Домский), бывший одним из первых преподавателей Томской духовной семинарии. 9 февраля, в день памяти святителя Иннокентия Иркутского, вместе с епископом Томским Владимиром он в семинарской церкви совершил Божественную литургию, а после богослужения осмотрел семинарию и имел общение с отцом ректором.

 Архимандрит Акакий (Заклинский) занимал должность ректора Томской семинарии в течение 9 лет (1882-1891). В этот период Томской епархией управляли три епископа: Петр (Екатериновский) 1876-1883, Владимир (Петров)1883-1886 и Исаакий (Положенский)1886-1891. Отец Акакий помимо руководства семинарией, был крепкой опорой и помощником преосвященных в различных епархиальных делах. Он часто сослужил преосвященным Владыкам в праздничные и знаменательные дни. Так, он принял участие в освящении Крестовоздвиженского домового храма при архиерейском доме в Томске, Казанской церкви при Томском императорском университете, трехпрестольной церкви Покрова Пресвятой Богородицы в Усть-Каменогорске, придела великомученика Димитрия Солунского в Троицкой церкви Томска, совершил малое освящение храма святителя Николая при томском тюремном замке. 14 октября 1884 года архимандрит Акакий принял участие в торжествах открытия Томского женского епархиального училища.

 9 октября 1883 года по благословению епископа Томского и Семипалатинского Владимира (Петрова) в Томске были открыты религиозно-нравственные чтения. Эти внебогослужебные собрания имели своей целью религиозное просвещение и нравственное воспитание народа. Проходили они сначала в притворе нижнего Покровского храма при архиерейском доме, а позднее в большом зале архиерейского дома. Архимандрит Акакий принимал в их работе самое активное участие в качестве лектора, [60] а иногда и руководил их работой.[61]

 Заботясь о преодолении неграмотности народа, государство особую роль в этом деле отводило Православной церкви. 13 июня 1884 года были высочайше утверждены «Правила о церковно-приходских школах», которые регламентировали их деятельность, предусматривали финансирование и подготовку кадров. 30 декабря 1884 года на основании §22 «Правил» Преосвященнейшим епископом Владимиром в Томске был учрежден епархиальный Училищный совет, который должен был координировать деятельность существующих церковных школ и заботиться об открытии новых.[62] Его председателем был назначен ректор семинарии архимандрит Акакий. На этой должности он не только руководил Советом, но лично инспектировал некоторые школы, заботился о преподавательском составе.[63] По его почину при епархиальном училищном совете был открыт книжный склад, с 10.000-м запасом учебников и учебных пособий, которые рассылались по церковно-приходским школам частично бесплатно, а часть за деньги.[64] Работа по созданию сети церковно-приходских школ и школ грамотности в Томской епархии за шесть лет председательства в Совете архимандрита Акакия (декабрь 1884 – март 1891) была весьма продуктивной. Количество школ выросло в семь раз: с 26 в 1884 году до 183 церковно-приходских и 45 школ грамотности в 1891 году.[65]

 В 1882 году известный томский общественный деятель П.И. Макушин создал «Общество попечения о начальном образовании в г. Томске». Его задачей являлось всемерное содействие финансовыми средствами улучшению положения школ города, а также помощь беднейшим, но способным детям учебниками, одеждой и обувью, без чего было невозможно посещение школы. Епископ Томский Петр (Екатериновский), признавая образование народа одной из главных задач Церкви, призвал духовенство всемерно содействовать «Обществу». Архимандрит Акакий принимал в этом богоугодном деле самое активное участие. Он призывал томичей не оставаться в стороне, но охотно жертвовать свои средства.

 Архимандрит Акакий состоял членом Томского епархиального комитета православного миссионерского общества,[66] был его постоянным жертвователем[67] и принимал активное участие в его деятельности.

 Ректор семинарии архимандрит Акакий (Заклинский) был замечательным проповедником. По благословению преосвященных архипастырей он часто проповедовал в большие церковные праздники и высокоторжественные «царские дни». По проповедям, опубликованным на страницах «Томских епархиальных ведомостей», видно, что они отличались глубиной мысли и изящностью стиля.

 Распоряжением епископа Томского и Семипалатинского Петра (№1001 от 21 июня 1882 года) отец Акакий был назначен цензором проповедей, произносимых в соборе городским духовенством.[68]

 За усердную и многополезную деятельность в качестве ректора ТДС архимандрит Акакий был награжден 7 апреля 1884 года орденом св. Анны II-й степени, а 4 апреля 1888 года – орденом св. Владимира I-й степени.

 В начале 1891 года перед архимандритом Акакием Промысел Божий открыл новое поприще церковного служения. Указом Св. Синода №515 от 9 февраля 1891 года он был вызван в Санкт-Петербург для наречения и посвящения в сан епископа Балтского, викария Подольской епархии.[69] 7 марта отец ректор в последний раз совершил литургию в домовом храме Томской духовной семинарии, причастив Святых Таин всех ее питомцев. После богослужения в учебном корпусе состоялась прощальная встреча архимандрита Акакия с воспитанниками, к которым он обратился со словом назидания, призывая их дорожить честью своего учебного заведения, усердно заниматься, чтить своих наставников и преподал всем присутствующим благословение. Затем, на ректорской квартире, отец Акакий простился с преподавателями семинарии и духовных училищ, которые преподнесли ему Чиновник архиерейского служения в дорогом переплете и письменный прибор. «Отец ректор весьма был растроган и не мог удержаться от слез. Выразив свою глубокую благодарность за таковую, по словам его, незаслуженную признательность, он простился со всеми и в 12 часу дня уже выехал из Томска, при всеобщих пожеланиях счастливого и благополучного пути».[70]

 Несомненно, что архимандрит Акакий был одним из самых выдающихся ректоров, возглавлявших ТДС. За 9 лет своего служения в Томске он значительно поднял уровень образования в семинарии, сплотил преподавателей, улучшил быт воспитанников и наставников. М.А. Михайловский, преподававший в Томской семинарии при нескольких ректорах, в своем письме Обер-прокурору Синода К.П.Победоносцеву особенно высокую оценку дает именно архимандриту Акакию. «Отец архимандрит Акакий, впоследствии епископ Енисейский, - пишет он, - своею энергиею и неусыпными трудами поднял распущенную до него семинарию на надлежащую высоту: учебная, воспитательная и хозяйственная части в семинарии, благодаря исключительно ему, были приведены в наилучшее состояние, насколько было возможно при неимении собственного удобного помещения для семинарии».[71]

 В субботу 6 февраля в 1891 года в домовом храме Святейшего Синода в Санкт-Петербурге был совершен Чин наречения архимандрита Акакия в епископа Балтского. В своем слове, обращенном к членам Святейшего Синода, ставленник сказал: «Призвание к высокому и ответственному епископскому служению застигло меня среди обычных занятий в учебном заведении и своей неожиданностью смутило убогую мою душу… . В продолжение тридцатичетырехлетнего служения Святой Церкви и Отечеству никогда не помышлял я о возможности быть епископом и, довольный всегда настоящим положением, не готовился к принятию тяжелого бремени епископства». Далее отец Акакий, указав на трудность предстоящего ему служения в регионе, «населенном людьми разных наречий и вероисповеданий, людьми, колеблемыми в последние годы ветром ложных учений», возложил все упование на благодать Божию, которая будет преподана ему через возложение святительских рук.[72]

 7 февраля 1891 года за Божественной литургией в Троицком соборе Александро-Невской лавры архимандрит Акакий был рукоположен в епископа Балтского. Балтское викариатство Подольской епархии было образовано в 1866 году. Местом пребывания викарных епископов являлся Свято-Троицкий первоклассный монастырь в Каменец-Подольске, где они являлись и настоятелями. Также в их обязанности входило помогать правящему архиерею в управлении епархией в рамках определенных полномочий: посвящать в стихарь низших клириков, разбирать конфликты между духовными лицами, утверждать в должности приходских старост, решать вопросы вступления в брак лиц, одно из которых не православное, разрешать ремонт церквей без поколебания престола.[73]

 Однако, в качестве епископа Балтского владыка Акакий пробыл менее полугода и за это время не успел сделать что-то существенное. Уже 7

сентября 1891 года «последовало Высочайшее соизволение о бытии преосвященному Акакию епископом Елисаветградским, вторым викарием Херсонской епархии».[74] 10 октября того же года он прибыл в Одессу, 13 октября совершил первую Божественную литургию в Кафедральном соборе и приступил к своим новым обязанностям.[75] Резиденцией владыки был Свято-Успенский мужской монастырь Одессы, где он являлся настоятелем. В его обязанности входило также ведать делами Одесского духовного училища. Кроме того Преосвященный епископ Акакий состоял товарищем председателя Одесского комитета Православного миссионерского общества.[76] За усердные труды на Елисаветградском викариатстве епископ Акакий 15 мая 1892 года был награжден орденом святого Владимира 3-й степени.

 2 мая 1894 года Указом Святейшего Синода епископу Акакию определено быть епископом Енисейским и Красноярским. Перед отъездом из Одессы в библиотеку Одесской духовной семинарии им были переданы в дар 48 ценных по содержанию книг. 26 мая на пароходе Русского общества владыка отплыл к месту своего нового служения. Его провожали многие представители духовенства и светского общества.

 2 июля 1894 года епископ Акакий прибыл в Красноярск, а 3 июля совершил в Кафедральном соборе первую Божественную литургию. После «Буди имя Господне» он произнес поучение, в котором вспоминал своих предшественников по кафедре. Принимая от них паству, архипастырь проявлял готовность с помощью Божией вести ее ко спасению. В поучении он упоминал о тех опасностях, которые подстерегают верующих: неверии и самозванцах-сектантах, и увещевал беречься их.[77] После литургии епископ Акакий принимал официальные приветствия от членов городской Думы, городского духовенства и сотрудников духовно-учебных заведений. [78]

 Обретая укрепление своих сил в молитве, Владыка часто совершал богослужения как в Кафедральном соборе, так и в других храмах. Почти за всеми службами он непременно произносил проповеди, публиковавшиеся на страницах «Енисейских епархиальных ведомостей».

 Находясь на Енисейской кафедре, епископ Акакий неоднократно выезжал из Красноярска для обозрения своей обширной епархии. Заботясь о духовной жизни и нравственном устроении паствы, святитель с отеческой любовью при посещении приходов неизменно обращался к прихожанам со словом назидания. Обозрение церквей начиналось ежедневно в 8 утра и продолжалось зимой до 7, а летом до 9 часов вечера. Каждому приходу епископ уделял по 1,5-2 часа. Но если при храмах имелись школы, то владыка находился на приходе и более 3 часов, с удовольствием общаясь с детьми. На ночь архиерей и сопровождающие его лица как правило останавливались на земской квартире, спали прямо на полу, расстелив войлок или сено.

 Некоторые поездки по епархии были сопряжены с особыми трудностями. Так, например, поездка по Туруханскому краю зимой 1895 года проходила при сильных морозах от 31 до 47 градусов. Переезд от одного прихода до другого осуществлялся на нартах.    Во время летнего обозрения епархии, чтобы посетить труднодоступные села вдоль Енисея, епископ Акакий от села Абаканского до Красноярска проплыл 400 верст на плоту «из девяти дерев в 6 сажень длиною и 12 толщиною». За две поездки по епархии в 1895 году Владыка проехал 4.800 верст.[79]

 Епископ Енисейский и Красноярский Акакий являлся председателем Енисейского епархиального комитета православного Миссионерского общества,[80] председателем открытого им в Красноярске 29 марта 1898 года Отделения императорского Палестинского общества.[81] Но наибольшее внимание Владыка уделял деятельности Братства Рождества Пресвятой Богородицы при красноярском Кафедральном соборе, председателем которого он был. Перед Братством ставились важные задачи: способствовать распространению христианской веры между инородцами, утверждать в христианском обществе нравственность и благочестие, противодействовать распространению сектантства и раскола.[82] Хотя это Братство было создано епископом Александром еще за год до прибытия в Красноярск Преосвященного Акакия, но начало реальной его работы связано именно с именем последнего. Одним из основных направлений деятельности Братства стало повсеместное распространение религиозно-нравственных чтений для народа. Пример в этом подавал сам епископ Акакий, возобновивший с 6 ноября 1894 г. чтения в здании соборной церковно-приходской школы. Он не только руководил этими чтениями, но часто выступал и в качестве докладчика.[83] В 1897 году Братством были закуплены «волшебные фонари» для сопровождения чтений «туманными картинами».[84] Были разработаны специальные правила и порядок пользования ими. 2 фонаря предназначались для Красноярского округа, 2 – для Ачинского, Минусинского и Каинского, 1 фонарь – для Енисейского. Для каждого округа был составлен специальный график перемещения фонарей по школам, на базе которых и проводились чтения.[85]

 Еще одним важным начинанием Братства стало открытие по благословению и под руководством епископа Акакия бесплатной библиотеки. Для нее было закуплено 350 книг. Кроме того, Братство обратилось с призывом к издателям и доброжелателям жертвовать в библиотеку книги духовно-нравственного содержания, по церковной и гражданской истории, педагогике, психологии,медицине, искусству, сельскому хозяйству и ремеслам.[86]         На этот призыв откликнулись многие благотворители, передав библиотеке более 900 наименований книг.[87] Среди них был и святой Иоанн Кронштадтский, пожертвовавший библиотеке несколько своих книг, в том числе «Моя жизнь во Христе» и 300 рублей.[88] Официальное открытие библиотеки состоялось в праздник Сретения Господня, 2 февраля 1896 года, на котором со словом приветствия обратился к собравшимся епископ Акакий.[89]

 По примеру своего архипастыря о просвещении народа проявляли заботу и священники. Так, в ознаменование 100-летнего юбилея Покровского храма г. Красноярска была учреждена бесплатная приходская библиотека книг духовно-нравственного содержания.[90]

 Особую заботу епископ Акакий проявлял о развитии церковного школьного образования. За время управления им Енисейской епархией число церковно-приходских школ и школ грамоты взросло с 135 до 163.[91] Также он усердно, даже в болезненном состоянии, посещал экзамены по Закону Божию в учебных заведениях, находящихся в ведении министверства народного образования.[92]

 Находясь на енисейско-красноярской кафедре, владыка Акакий принимал активное участие и в общественной жизни Красноярска, освящая многие значимые события молитвой и архипастырским словом. В слове при открытии Синельниковским благотворительным обществом 14 мая 1896 г. Дома трудолюбия он говорил: «С этого дня христианская любовь к ближним получает новое постоянное обиталище, а бедные, желающие собственным посильным трудом улучшить свое благосостояние, будут иметь верное пристанище».[93] По случаю завершения строительства железной дороги и прихода в Красноярск первого поезда 6 декабря 1895 года епископ Акакий произнес слово в зале городской Думы. Он выразил пожелание, чтобы эта дорога стала удобным путем для прихода в Сибирь людей добрых и благочестивых, а «дорожкой скатертью» - для безнравственных и злых.[94]

 Но одним из важнейших деяний епископа Акакия на Енисейской кафедре было открытие и обустройство Красноярской духовной семинарии. В статье, посвященной 35-летию Енисейской епархии, архимандрит Никанор (Надеждин) писал: «На долю Его Преосвященства выпал жребий устроения важнейшего из епархиальных учреждений – Красноярской семинарии, которою и начинает во славу Божию епархия свое новое 35-летие».[95]

 Вопрос об открытии в Красноярске семинарии был поставлен при образовании самостоятельной Енисейской епархии в 1859 году. Активно этим вопросом занимался епископ Енисейский и Красноярский Никодим в 1865-1866 годах. Однако, тогда этот вопрос не был решен положительно. [96]

В 1892 году епископ Енисейский и Красноярский Александр вновь ходатайствовал перед Синодом об открытии семинарии на местные средства. При этом он предполагал из-за дефицита места открыть семинарию из трех двухгодичных курсов. Святейший Синод на сессии 8/18 марта 1894 года принял решение об открытии обычной шестиклассной семинарии. Указом Его Императорского Величества №1839 от 26 апреля 1894 года это решение было утверждено.[97] Все заботы по подготовке к открытию учебного заведения легли на плечи владыки Акакия. Первый семинарский класс было решено временно разместить в здании соборной церковно-приходской школы, ранее пожертвованном епархии вдовой потомственного почетного гражданина Иулитой Исидоровной Токаревой. Торжество открытия Красноярской духовной семинарии состоялось 3 сентября 1895 года. До назначения Синодом ректора исполняющим его обязанности был назначен смотритель Красноярского духовного училища К.А.Успенский. В первый класс было принято 11 воспитанников.[98]

 Для временного размещения семинарии по благословению епископа Акакия началось строительство нового деревянного здания на земле, пожертвованной духовному училищу красноярским гражданином Мясниковым. Преосвященному Владыке удалось добиться разрешения на вырубку из казенных лесных дач 10 тысяч бревен без уплаты попенного сбора. Этого леса было достаточно как для возведения временного семинарского корпуса, так и для деревянных элементов постоянного семинарского здания и архиерейского дома.[99] Одновременно с этим велись работы по подготовке строительства постоянных зданий для семинарии. Красноярское духовенство на своем съезде приняло решение о выделении на это 106 тысяч рублей. Но епископ Акакий, понимая, что этой суммы недостаточно для возведения достойных корпусов, отвечающих потребностям духовной семинарии, исходатайствовал финансирование строительства из средств Св. Синода. После настойчивого двукратного обращения епископа Акакия к городской Думе г. Красноярска под семинарию было безвозмездно предоставлено красивейшее в городе место. Побывавший в Красноярске с ревизией по строительным делам вице-директор Хозяйственного управления при Синоде Праведников Степан Васильевич в своем отчете писал: «Место это следует признать для учебного заведения наилучшим во всем городе. Оно расположено на высоком берегу реки Енисея, покрыто разнообразной растительностью и удалено от шума и обычной в Красноярске пыли». [100] В конце июля 1894 года в Красноярск прибыл архитектор Хозяйственного управления Св. Синода Е. Морозов, который должен был на месте изучить ситуацию и исследовать место под строительство семинарии, необходимое для возможной разработки проекта.[101] При личном участии епископа Акакия, Морозов и местная строительная комиссия выработали программу для проектирования семинарских зданий. После того как эскизные чертежи были разработаны, они были направлены на согласование епископу Акакию. Но в отличие от своего предшественника преосвященный Акакий желал обустроить семинарию с размахом: он предлагал запроектировать помимо обычных спален и классов просторные залы: актовый, рекреационный, гимнастический, для религиозных чтений и собеседований с раскольниками. Даже семинарский храм он предлагал построить отдельно от основного корпуса в виде базилики. На возражения столичных синодальных чиновников, заявивших, что такие внесения изменений в проект значительно его удорожат и не имеют аналогов при строительстве ни одной семинарии, Преосвященный отвечал, что и пожертвования духовенством такой большой суммы на строительство семинарии беспрецедентно.[102] Тем не менее, во время нахождения в Красноярске Праведникова был разработан компромиссный вариант, и синодальный архитектор Морозов приступил к разработке проекта.

 Кроме семинарских зданий по инициативе владыки Акакия начал возводиться в Красноярске и новый архиерейский дом с крестовой церковью, поскольку старый архиерейский дом сильно обветшал. Св. Синод, поддержав ходатайство Енисейского архиерея, Определением от 22 декабря 1895г/8 января 1896 выделил на строительство 74.464 рубля. Позднее эта сумма была увеличена до 85.633 руб.44 коп. Проектные работы, внесение изменений в планы по ходу строительства и само строительство осуществлялось при непосредственном участии архиерея. [103]

 Архипастырские труды преосвященного епископа Акакия на Енисейской кафедре были Высочайше отмечены 6 мая 1895 года награждентием его орденом святой Анны I-й степени.[104]

 В 1897-1898 годах здоровье епископа Акакия сильно пошатнулось. Он стал реже служить. Болезнь изменила даже его внешность. По его ходатайству Святейший Синод в докладе на имя императора от 28 октября 1898 года заявлял: «Признавая необходимость освободить епископа Енисейского Акакия ввиду болезненного его состояния от заведывания епархиальными делами, Синод полагает: уволить Преосвященного Акакия от управления Енисейской епархией на покой и за сим на Енисейскую архиерейскую кафедру назначить преосвященного Евфимия, епископа Новгородсеверского, викария Черниговской епархии». На этом докладе император положил резолюцию: «Быть по сему».[105] 19 ноября 1898 года Владыка поездом отправился в Петербург. Его провожали начальник губернии с супругой, городское духовенство, служащие духовно-учебных заведений. Все понимали, что навсегда прощаются с епископом Акакием.[106]

 Епископ Акакий был почислен на покой. Определением Св. Синода от 4/8 ноября 1898 года «во внимание к долговременной и полезной его службе святой Церкви в священном сане с 1855 года и ввиду преклонности лет и болезненного его состояния» ему была назначена ежегодная пенсия в 1000 рублей.[107] Местом пребывания Преосвященного Владыки на покое был определен сначала Московский Знаменский, а затем Московский Покровский миссионерский монастырь, где он прожил 4 года. 3 сентября 1902 года на 67-м году жизни преосвященный епископ Акакий мирно отошел ко Господу. Покрытый архиерейской мантией гроб с его телом был поставлен в Ионинской церкви, где по почившему читалось святое Евангелие. В день погребения, 6 сентября, в 9 часов утра над гробом усопшего настоятелем Херсонского Свято-Владимирского монастыря епископом Иннокентием (Солодчиным) была совершена лития, после которой гроб перенесли в Воскресенский собор.[108] Там епископ Иннокентий (Солодчин), епископ Нафанаил (Соборов) и настоятель монастыря архимандрит Аристарх с братией совершили заупкойную литургию. Отпевание, длившееся около двух часов, совершил прибывший митрополит Московский Владимир (Богоявленский) в сослужении викарных епископов Парфения (Левицкого) и Трифона (Туркестанова), члена Московской синодальной конторы епископа Григория (Полетаева), епископов Иннокентия (Солодчина) и Нафанаила (Соборова). «После отпевания иеромонахи с хоругвями и иконами при колокольном звоне отнесли гроб усопшего епископа к могиле, приготовленной за алтарем Ионинской церкви. За гробом следовал владыка митрополит с архиереями, совершавшими отпевание. Митрополит совершил литию, и гроб был опущен в склеп, заделан камнями и засыпан землей».[109]

 Так завершил свой земной путь преосвященный епископ Акакий (Заклинский), вся жизнь которого была непрерывным служением Православной церкви и Отечеству.

 

 


[1]Российский государственный исторический архив (далее –РГИА). Ф.802. Оп.8. Д.26641. Л.23.

[2] РГИА. Ф.802. Оп.8. Д.26641. Л.12.

[3] Титов Ф.И. Суждение преосвященного Феофана, бывшего епископа Владимирского, о греко-болгарском вопросе и состоянии Православной церкви на Востоке. //Труды КДА. 1895. Май. С.55.

[4] Акакий (Заклинский). Письма с Востока. // Духовная беседа. 1863. №33. С.609-619. Духовная беседа. 1864. №8. С.270-278.

[5] Акакий (Заклинский), иеродиакон. Постановления временного греческого народного собрания 1858-1860 годов, принятые в основание будущих действий церковного правительства в Константинопольской патриархии. //Христианское чтение. 1863. Февраль. С.247-292.

[6] РГИА. Ф.802. Оп.8. Д.29446. Л.2.

[7] РГИА. Ф.802. Оп.8. Д.26641. Л.12об.

[8] РГИА. Ф.802. Оп.8. Д. 26641. Л.1об.

[9] Антонин (Капустин), архимандрит. Поездка в Румелию. СПб.,1876.

Антонин (Капустин), архимандрит. Из Румелии. СПб.,1886.

[10] Антонин (Капустин),архимандрит. Из Румелии. СПб.,1886. С.512.

[11] РГИА. Ф.802. Оп.8. Д.29446. Л.2.

[12] Енисейские епархиальные ведомости. 1894. №19. Отд.неоф. С.299-300.

[13] Греческим языком епископ Акакий (Заклинский) владел в совершенстве. Это отмечает в своем дневнике архимандрит Антонин (Капустин), описывая прием у греческого митрополита Касторийского Никифора: «При случае я отрекомендовал Владыке своего компаньона (т.е. иеродиакона Акакия). Добрый старец изъявил нелицемерное удивление, услышав и его говорящим по-гречески». (Антонин (Капустин), архимандрит. Из Румелии. СПб.,1886. С.146)

[14] РГИА. Ф.796. Оп.439. Д.17. Л.7об.

[15] Троицкий А., священник. Волынские епархиальные ведомости. // Православная энциклопедия.Т.9.С.283.

[16] Теодорович Н.И. История Волынской духовной семинарии. Почаев,1891. С.874.

[17] РГИА. Ф.802. Оп.9. 1879 г. Д.31.

[18] РГИА. Ф.802. Оп.9. Разд.II. Отчеты. Д.3. Л.225об. – 226.

[19] Там же. Л.247об.

[20] Там же. Л.404.

[21] Там же. Л.300об.

[22] Томские епархиальные ведомости (далее ТЕВ). 1882. №8. Отд.неоф. С.219-220.

[23] ТЕВ. 1881. №22. Отд.неоф. С.338-339.

[24] ТЕВ. 1882. №14. Отд.неоф. С.382-383.

[25] Дмитриенко Н.М. Томский некрополь. Списки и некрологи погребенных на старых томских кладбищах (1827-1939). Томск:Изд-во Томского университета,2001. С.17.

[26] ТЕВ. 1882. №14. Отд.неоф. С.382-383.

[27] Прибавления к церковным ведомостям. 1891.№15. С.490-491.

[28] Евтропов К.Н. История Троицкого кафедрального собора в Томске. Томск,1904. С.323.

[29] Плотников В. Акт по случаю двадцатипятилетия Томской духовной семинарии 21 сентября 1883 г. // ТЕВ. 1883. №19. Отд.неоф. С.573.

[30] РГИА. Ф.802. Оп.9. Раздел 4. Отчеты. Д.44.Л.78.

 [31] РГИА. Ф.802.Оп.9 Раздел 4. Отчеты. Д.44. Л.147.

[32] Там же. Л.147об.-148.

[33] ТЕВ. 1882. №18. Отд.неоф. С.526.

[34] ТЕВ. 1882. №20. Отд.неоф. С.585.

[35] Архимандрит Виктор (Лебедев) являлся настоятелем Богородице-Алексиевского монастыря Томска с 30 июня 1839 г. по 23 ноября 1883 г., когда был почислен на покой. – ТЕВ.1890. №6. Отд.неоф. С.12-13.

[36] Государственный архив Томской области (далее – ГАТО). Ф.175. Оп.1. Д.130. Л.15-18.

[37] Архимандрит Лазарь (Генерозов) являлся настоятелем томского Богородице-Алексиевского монастыря с 2 ноября 1883 года, когда сменил на этой должности ушедшего по старости на покой архимандрита Виктора (Лебедева). Он управлял этой обителью до самой кончины, последовавшей 31 августа 1897 г. – ТЕВ. 1897.№18. Отд.неоф. С.31,36.

[38] ГАТО. Ф.175. Оп.1. Д.130. Л.23-23об.

[39] ГАТО. Ф.175. Оп.1. Д.130. Л.21-22об.

[40] РГИА. Ф.796. Оп.442. Д.1378. Л.333об.

[41] РГИА. Ф.799. Оп.23. Д.368. Л.3-4.

[42] После увольнения от ректорской должности архимандрита Моисея (Рыбальского) в 1876 году, эту должность временно замещал инспектор семинарии Егор Шавров. Он не решал многие вопросы, так как жил ожиданием назначения нового ректора. В 1878 году ректором был назначен архимандрит Варфоломей (Медведев). Но он был тяжело болен, и поэтому многие дела при нем пришли в окончательный упадок.

[43] РГИА. Ф.796. Оп.165. Д.703. Л.6об.,8.

[44] РГИА. Ф.796. Оп.165. Д.703. Л.10.

[45] РГИА. Ф.802. Оп.9. Раздел 4.Отчеты.Д.44. Л.128,129,129об.

[46] РГИА. Ф.796. Оп.159. Д.287-б. Л.2об.

[47] С 1882 по 1891 год в томской духовной семинарии ежегодно обучалось от 130 до 140 человек. Поэтому процент поступающих в те годы в духовную академию или в университет весьма значителен.

[48] РГИА. Ф.802. Оп.9. Раздел4. Д.44. Л.27об,3об.

[49] ТЕВ. 1884. №19. Отд.неоф. С.2.

[50] РГИА. Ф.796. Оп.159. Д.287-б. Л.2об.

[51] Прибавления к церковным ведомостям, 1891,№15,с.490-491.

[52] ТЕВ. 1887. №10. Отд.неоф. С.1-5.

[53] ГАТО. Ф.3. Оп.4. Д.1757. Л.1-1об.

[54] ГАТО. Ф.3. Оп.4. Д.1757. Л. 2-2об, 6.

[55] ТЕВ. 1887. №10. Отд.неоф. С.6-10.

[56] РГИА. Ф.802. Оп.9. Раздел 4.Отчеты. Д.44. Л.145.

[57] РГИА. Ф.802. Оп.9. Раздел 4. Отчеты. Д.44. Л.77об.

[58] РГИА. Ф.802. Оп.9. Раздел 4. Отчеты. Д.44. Л.133-133об.

[59] РГИА. Ф.802. Оп.9. Раздел 4. Отчеты. Д.44. Л.149об.

[60] ТЕВ. 1883. №20. Отд.неоф. С.606-606. ; ТЕВ. 1883. №24. Отд.неоф. С.686. ; ТЕВ. 1884. №5. Отд.неоф. С.26.

[61] ТЕВ. 1888. №2. Отд.неоф. С.17.

[62] ТЕВ. 1885. №1. Отд.оф. С.3.

[63] ТЕВ. 1890. № 3. Отд.неоф. С.8-9.

[64] Прибавления к Церковным ведомостям. 1891. №15. С.490-491.

[65] РГИА. Ф.796. Оп.442. Д.1378. Л.338об, 340.

[66] ТЕВ. 1888. №10. Оф.ч. С.9.

[67] ТЕВ. 1885. №8. Отд.оф. С.13.

 ТЕВ. 1890. №15. Отд.оф. С.2.

[68] РГИА. Ф.796. Оп.439. Д.17. Л.26об.

[69] РГИА. Ф.796. Оп.439. Д.17. Л.4.

[70] Ф.Федотов. Прощание Томской семинарии с ректором, архимандритом Акакием. //Прибавления к церковным ведомостям. 1891. №15. С.491.

[71] РГИА. Ф.802. Оп.10. Д.63. Л.21-21об.

[72] Архимандрит Акакий (Заклинский). Слово при наречении во епископа Балтского. //Прибавления к Церковным ведомостям. 1891. №15. С.485-486.

[73] Якубович В., священник. Подольские архипастыри. Каменец-Подольск. 1895. С.185, 170-172.

[74] Краткие сведения о преосвященном Акакие, епископе Елисаветградском. – Херсонские епархиальные ведомости (далее – ХЕВ). 1891. №20. С.614.

[75] Хроника. – ХЕВ. 1891. №21. С.633.

[76] ХЕВ. 1894. С.89.

[77] Енисейские епархальные ведомоси (далее ЕЕВ). 1894. №14. Отд.неоф. С.256-259.

[78] Там же. С.261.

[79] РГИА. Ф.796. Оп.442. Д.1557.

[80] ЕЕВ. 1895.№10. Отд.неоф. С.152.

[81] ЕЕВ. 1898. №8. Отд.неоф. С.194.

[82] ЕЕВ. 1894.№18. Отд.неоф. С.291.

[83] ЕЕВ. 1894.№22. Отд.неоф. С.358.

 ЕЕВ. 1895. №3. Отд.неоф. С35.

[84] ЕЕВ. 1897. №18. Отд.неоф. С.316.

[85] ЕЕВ. 1897. №22. Отд.неоф. С.174-181.

[86] ЕЕВ. 1894. №20. Отд.оф. С.118-119.

[87] ЕЕВ. 1895. №20. Отд.неоф. С.335-336.

[88] ЕЕВ. 1896. №20.. Отд.неоф. С.325.

[89] ЕЕВ. 1895. №23. Отд.неоф. С.406-408.

 ЕЕВ. 1896.№4. Отд.неоф. С.50-52,58.

[90] ЕЕВ. 1895. №14. Отд.неоф. С.217.

[91] РГИА. Ф.796. Оп.442. Д.1502.Л.24об.; ф.796. Оп.442.Д.1776. Л.44-44об.

[92] ЕЕВ. 1897. №12. Отд.неоф. С.217.

[93] ЕЕВ.1896. №10-11. Отд.неоф. С.147.

[94] ЕЕВ. 1895. №24. Отд.неоф. С.415-417.

[95] Никанор (Надеждин),архимандрит. Енисейско-Красноярские архипастыри 1861-1896 гг. (Краткий очерк к 35-летию епархии). //ЕЕВ.1896.№23. Отд.неоф. С.344-345.

[96] Успенский К.А. Справка по вопросу об открытии в Красноярске духовной семинарии. //ЕЕВ. 1895. №19. Отд.неоф. С.301-308. ЕЕВ. 1895.№20.Отд.неоф. С.321-324.

[97] ЕЕВ. 1894. №21. Отд.неоф. С.128.

[98] ЕЕВ. 1895. №18. Отд.неоф. С.293.

[99] РГИА. Ф.799. Оп.23. IVотд. 1 стол.1897. Д.510. Л.9.

[100] Там же. Л.7об.

[101] РГИА. Ф.799. Оп.23. Д.368. Л.29об.

[102] РГИА. Ф.799.Оп.23.IVотд.1стол. Д.510. Л.6-8об.

[103] Там же. Л.10-13.

[104] Церковные ведомости. 1895. №18. С.149.

[105] РГИА. Ф.797. Оп.68. III отд. 4 стол. Д.151. Л.2.

[106] ЕЕВ. 1898. №24. Отд.неоф. С.619.

[107] РГИА. Ф.797. Оп.68. III отд. 4 стол. Д.151. Л.4-4об.

[108] Епископ Иннокентий (Солодчин) был близко знаком с владыкой Акакием по Томской духовной семинарии. В годы ректорства епископа Акакия в этой семинарии иеромонах Иннокентий (Солодчин) являлся ее духовником (с 1886 по 1890 год). – Силуан (Вьюров), игумен. Настоятели Томского Богородице-Алексиевского монастыря из числа выпускников Томской духовной семинарии. //Духоное образование в Сибири: история и современность. Томск.2010 .С.243.

[109] Некролог. //Прибавление к Церковным ведомостям. 1902. №39. С.1382-1383.

 Некролог. //Московские епархиальные ведомости. 1902. №37. С.431.

 

 | Новости | Томская епархия | Святые Томской земли | Томские храмы | Монастыри | Томская духовная семинария | Основы православной культуры | Томское церковное краеведение | Епархиальные СМИ | Задать вопрос | Контакты | 
© 2004-2015 Pravoslavie.Tomsk.Ru
??????????? ???? ??????? ???????????? ?????? /
??????????.ru ?????? ???????????