Новости
Томская епархия
Святые Томской земли
Томские храмы
Монастыри
Томская духовная семинария
Основы православной культуры
Томское церковное краеведение
Епархиальные СМИ
Задать вопрос
Контакты

Официальный сайт Томской Епархии Московского Патриархата
Русской Православной Церкви
Главная страница /  Томское церковное краеведение
Главная страница Обратная связь Карта сайта RSS-лента

Вторник, 27 июня 2017 года.
Томское церковное краеведение
Архиепископ Ростислав (Девятов). Предыстория создания и начало становления Томской духовной семинарии.
 

Архиепископ Томский и Асиновский Ростислав,

Ректор Томской духовной семинарии

 

ПРЕДЫСТОРИЯ СОЗДАНИЯ И НАЧАЛО СТАНОВЛЕНИЯ ТОМСКОЙ ДУХОВНОЙ СЕМИНАРИИ.

(Духовное образование в Сибири: история и современность. Материалы конференции. – Томск: томская духовная семинария.2010.С.13-44)

 

Предпосылки к открытию в Томске духовной семинарии.

 

 В эти дни Томская духовная семинария отмечает свой полуторавековой юбилей. За годы существования духовной школы из ее стен вышли многие выдающиеся архипастыри, священники и диаконы, богословы, преподаватели, общественные деятели и духовные писатели. В данном докладе мне бы хотелось рассмотреть вопрос: а как же начинала духовная семинария свой исторический путь, кто стоял у ее истоков, как проходило ее становление?

 26 февраля 1804 Высочайшим Указом императора Александра I была образована Томская губерния. В церковном же отношении находившиеся на ее территории храмы входили в состав Тобольской епархии. Заказчиками тобольских архиереев обычно выступали настоятели Томского Богородице-Алексиевского мужского монастыря, которые на месте решали вопросы церковной жизни, возглавляя Томское духовное правление.[1] Регион, значительно удаленный от епархиального центра, испытывал значительные трудности. Большинство приходов никогда не видели своего правящего епископа. Из-за плохой работы почты и бездорожья церковные дела решались очень медленно. Возникали проблемы, связанные и с заполнением вакантных священнических мест: духовенство из центральных районов России не желало ехать в глухие, по тем временам, места, а подготовка духовенства из уроженцев Томской губернии и получение ими семинарского образования было затруднено. Дети священнослужителей должны были проделывать далекий путь в 1500 километров для поступления в Тобольскую духовную семинарию. Многие из них из-за бедности своих родителей шесть лет и более не могли бывать у себя дома во время каникул. Не попавшие на казенное содержание «своекоштные» ученики должны были платить немалые деньги за свое проживание и питание в Тобольске. Некоторые же, все-таки завершившие свое образование, не возвращались в Томск, отвыкая от родных мест. Значительные трудности испытывали и ставленники: для посвящения в стихарь или рукоположения в священный сан они должны были преодолевать огромные расстояния.[2] На все эти проблемы обратил внимание генерал-губернатор Западной Сибири П.М.Капцевич во время своего посещения Томской губернии в 1822 году.[3] Он пришел к убеждению, что для обустройства церковной жизни в пределах Томской губернии необходимо учреждение самостоятельной епархии и открытие в Томске духовной семинарии. Заручившись поддержкой преосвященного архиепископа Тобольского и Сибирского Амвросия (Рождественского-Ващезерова), Капцевич, находясь в 1824 году в Санкт-Петербурге, подал в Синод бумагу, в которой подробно описывал трудности церковной жизни в Томской губернии и ставил вопрос об открытии там самостоятельной епархии и духовной семинарии.

 В сентябре 1824 года архиепископ Амвросий получил из Святейшего Правительствующего Синода Указ от 22 августа того же года, в котором сообщалось, что Синод считает необходимым открытие в Томске епархии и семинарии. Владыке Амвросию поручалось выяснить и доложить, есть ли в Томске необходимые для размещения архиерея, консистории и семинарии здания. «В случае же неимения, могут ли отведены быть для построения нужных зданий земли из пустопорожних казенных мест?».[4]

Спроектировать необходимые здания и составить смету было поручено Томскому духовному правлению при поддержке светских властей. Но в Томске слабо представляли как должны были выглядеть архиерейский дом, административные и учебные здания, какие помещения должны быть запланированы. Поэтому Томский гражданский губернатор Фролов в августе 1825 года просил Тобольскую духовную консисторию предоставить ему необходимые сведения. Но еще в феврале горячий сторонник открытия в Томске епархии и семинарии архиепископ Амвросий скончался, а новый архиерей еще не прибыл. По этой причине Тобольская консистория ответила, чтоб без благословения нового архиерея никаких сведений направить не может. Продвижение дела приостановилось.

 30 декабря 1825 года в Тобольск прибыл новый Преосвященный – архиепископ Тобольский и Сибирский Евгений (Казанцев). Он, в отличие от своего предшественника, выражал сомнения относительно целесообразности открытия в Томске епархии и семинарии, но по настоянию генерал-губернатора Капцевича все-таки продолжил ранее начатые дела по этому вопросу. Он считал бессмысленным говорить о планах зданий, фасадах и сметах, не зная, какое место отведено под их сооружение. Для выяснения этого вопроса он вступил в переписку с Томским духовным правлением, у которого спрашивал, есть ли для сооружения необходимых зданий подходящие места. Вместе с тем в письме правлению подробно излагались требования к проектируемым зданиям собора, архиерейского дома, консистории и других. Семинарию же предполагалось разместить в Богородице-Алексиевском мужском монастыре города Томска, а настоятель монастыря должен бы стать Ректором. Для семинарских нужд в монастыре дополнительно предполагалось возвести несколько зданий. В верхнем этаже двухэтажного корпуса предполагалось разместить квартиры Ректора, шести профессоров и эконома. А внизу – квартиры учителей приходского и уездного училищ. Также планировалось устроить при семинарии общежитие на 100 человек. Тобольская духовная консистория обязывала Томское духовное правление озаботиться составлением планов и смет всех зданий и назвать возможные сроки их возведения.

 В Томске закипела работа. Духовному правлению пришлось много потрудиться, чтобы подвигнуть гражданские власти к сотрудничеству в этом вопросе. Наконец под собор, архиерейский дом и епархиальные службы было отведено «место к стороне сада к перевозу лежащее».[5] А под семинарию отдавалась монастырская роща. Проектирование зданий было поручено губернскому архитектору подпоручику Логинову, которому помогал прикомандированный к нему землемер Мурзинцев. Проектные работы вчерне были закончены к 1828 году. Архиепископ Евгений внимательно ознакомился с ними на месте во время посещения Томска. Вернувшись в Тобольск, еще до официального получения этих проектов для утверждения.[6] Он внес несколько замечаний. «В семинарском доме столовая и в училищном столовая, но должна быть та или другая одна, ибо семинарские и училищные ученики кушают вместе. Больница мала, для больных только одна комната. Комнат для Ректора слишком много и со стороны дров отяготительно».[7]

 В 1828 году на должности генерал-губернатора Западной Сибири П.М.Капцевича сменил И.А.Вельяминов. Доставив архиепископу Евгению из Томска готовые проекты зданий консистории и семинарии, он поинтересовался мнением Преосвященного владыки. Тот сделал свои замечания к проектам, одновременно высказав мнение, что если и открывать в Томске епархию и семинарию, то было бы полезнее не вести долгую переписку, а сначала назначить туда епископа, определив для него временное жительство в Богородице-Алексиевском монастыре, а временным собором считать Благовещенскую церковь. Решение же всех остальных вопросов предоставить самому новоназначенному епископу на месте. Вельяминов, считающий выделение Томска в самостоятельную епархию преждевременным, увидел сочувствие этому со стороны архиепископа Евгения. Направляя первоприсутствующему в Синоде митрополиту Санкт-Петербургскому Серафиму проекты зданий Консистории, архиерейского дома и семинарии, он высказал свои соображения, доказывая нецелесообразность открытия в Томске епархии и семинарии. В Синоде приняли к сведению озвученные аргументы и Указом от 29 мая 1830 года приостановили дела по этому вопросу, запросив мнение архиепископа Евгения, не считает ли он полезным назначить в Томск викария. Преосвященный владыка Евгений дал аргументированный отрицательный ответ. «К тому же в Томске ни дома для викария, ни собора, ни семинарии скоро завести невозможно, да и, по мнению генерал-губернатора Вельяминова, все это будет стоить очень дорого».[8] Однако архиепископ Евгений заявлял, что не станет противиться открытию в Томске самостоятельной епархии и семинарии, если Синод сочтет то необходимым.

 Дело об открытии в Томске епархии возобновилось только при преемнике владыки Евгения архиепископе Тобольском и Сибирском Афанасии (Павлове-Мореве). 22 апреля 1834 года был высочайше утвержден доклад Святейшего Синода об открытии Томской епархии. В нем нашли свое отражение некоторые соображения архиепископа Евгения. Временным местом пребывания Томского епископа был определен Богородице-Алексиевский монастырь, собором до построения – Благовещенская церковь. О семинарии никакого упоминания в документе нет. Видимо Синод посчитал нужным оставить вопрос ее открытия на усмотрение новоназначенного епископа, как и вопросы строительства собора, зданий архиерейского дома и консистории.[9]

 В новообразованную епархию вошли две губернии: Томская, до того входившая в Тобольскую епархию, и Енисейская, выделенная из Иркутской епархии. Несмотря на огромную территорию, Томская епархия была немногочисленной по количеству храмов. Их было всего 185: 101 на территории Енисейской губернии и 84 – на территории Томской.[10] В 1853 году к Томской епархии была присоединена Семипалатинская область, ранее в церковном отношении входившая в Тобольскую епархию. Первым епископом Томским и Енисейским был назначен преосвященный Агапит (Вознесенский). Население в епархии, которую он принял под свой омофор, было немногочисленным, расстояние между приходами огромное, епархия испытывала острый дефицит в священнослужителях. Вместе с тем, число приходов благодаря активной архипастырской и миссионерской деятельности Владыки неуклонно росло. Растущие потребности епархии не могли восполнить ни Тобольская, ни Иркутская семинарии, где по преимуществу в те годы обучались уроженцы Томской и Енисейской губерний. Поэтому епископ Агапит вновь поднял вопрос об открытии в Томске семинарии.[11] 3 августа 1836 года он дал указание консистории направить запросы в Тобольскую и Иркутскую семинарии о количестве обучающихся в них воспитанников из Томской епархии. Их оказалось в Тобольской – 29, а в Иркутской – 24. 23 июля 1837 года епископ Агапит направил ходатайство об открытии Семинарии в Святейший Синод. Ответ из Комиссии духовных училищ при Синоде, последовавший 14 октября 1837 года, был отрицательным. «Комиссия духовных училищ, имея ввиду сделанные с ее стороны распоряжения к построению зданий для семинарий Санкт-Петербургской, Московской, Воронежской и Минской, долженствующие потребовать весьма значительных расходов, положила: удовлетворение представления Вашего об открытии в епархии, Вами управляемой, семинарии, на построение которой представлены были Вами планы, отложить впредь до удобнейшего времени».[12]

 В 1841 году на Томской кафедре епископа Агапита сменил епископ Афанасий (Соколов).[13] Уже в следующем, 1842 году, он начал предпринимать действия по подготовке документов, необходимых для строительства и открытия семинарии. Он направил письмо томскому гражданскому губернатору, в котором сообщал о насущной потребности в семинарии и подробно излагал свое видение того, какой семинария должна быть. «Ваше Превосходительство, Милостивый Государь! С умножением духовенства в Томской епархии, каждогодно прибывающими священно-церковнослужителями из внутренних Российских епархий, число детей у них, обучающихся в Тобольской и Иркутской семинариях, до того увеличилось, что признается возможным иметь в Томской епархии свою семинарию. О сем я предложил Консистории на рассуждение и требовал ее мнения с соображением, на каком месте, на какое число учеников и из какого материала нужно построить оную; вследствие чего Консисториею представлен мне проект семинарии, с которым я согласен. Как Преосвященный епископ Агапит под строение семинарии назначал место при здешнем Алексиевском монастыре то же, как значится по Высочайше утвержденному городовому плану, но токмо вдоль от одного угла ограды на южную сторону в линию городской улицы до самого угла рощи, а в ширину по ров, в коем протекает речка Игумовка, до другого угла ограды той же стороны с определением одной части вдоль по рву для сада, и место это, по свидетельству губернского архитектора, признано удобным под каменные здания по грунту земли: а потому ныне следуя сему назначению выстроить семинарию вдоль улицы фасадом на западную сторону города, так как отсюда будет иметь совершенно открытый и величественный вид, при том и в ряд с монастырем. Для семинарии выстроить каменный корпус о двух этажах, в котором быть расположению помещений таким образом. В нижнем этаже: а) жилые комнаты; b) комнаты для утренних и вечерних занятий; c) столовая; d) кухня со сводами; e) служительская; J) больница; g) комнаты для эконома семинарии; h) для коммисара и его помощника. В верхнем этаже: a) зал для публичных испытаний; b) церковь; с) библиотека; d) кладовая; e) классы; j) Правление семинарии; g) комната для секретаря; h) комната для инспектора; i) комната для Ректора семинарии. Корпус покрыть железом, крышу и все полы оного выкрасить на масле, в церкви устроить иконостас и вызолотить на полименте червонным золотом, написать иконы, завесть напрестольный крест, Евангелие и сосуды серебренные, служебные книги и всю церковную утварь. А зал для публичных испытаний по стенам и по потолку расписать рисовкою. Позади корпуса выстроить в ряд параллельно оному службы тоже каменные и покрытые железом, как то: баню на два отделения с прихожими и прочими принадлежностями, амбар для хранения хлеба и съестных припасов, погреб, ледник, конюшенный корпус с помещением для лошадей, экипажей и складки сена, так чтоб между сими зданиями и главным корпусом оставалась площадь незанятою. Место же, предположенное для занятия семинарии, окружить каменною стеною, вровень с прилегающею с северной стороны монастырскою оградою, начиная от угла оной вдоль по улице до угла рощи, от сюда до рва, в коем протекает речка Игумовка, а отсюда на юго-восточный угол монастырской ограды, так чтоб можно было иметь в той же ограде свой сад для прогулки ученикам в послеобеденное время. По ту и другую сторону спереди дома устроить во дворе два въезда и подле стены тротуар. При чем в сметное исчисление внести надлежит первоначальное заведение столов, скамей, шкафов, железных кроватей и кухонной медной посуды.

 О чем сообщая Вам, милостивый государь, покорнейше прошу зависящего с Вашей стороны распоряжения, чтобы с получения сего вменено было в обязанность губернскому землемеру снять, сколько возможно поспешнее, ситуационный план с принадлежащего здешнему монастырю места, занятого зданиями оного и незанятого, с указанием места на нем, где по Высочайше конфирмованному 8 августа 1830 года плану города Томска назначено быть Духовной семинарии, а губернскому архитектору, согласно вышепоказанному назначению составить проект семинарии со всеми при ней зданиями и, по предписанию Главноуправляющего ведомством путей сообщения и публичных зданий от 29 ноября 1836 года губернским и областным строительным комиссиям, изображенному в Указе Святейшего Правительствующего Синода от 3 февраля 1837 года, пояснительную записку и примерную или приблизительную смету, сколько потребуется суммы на возведение всех оных зданий, о каковом распоряжении и почтить меня уведомлением. С совершенным почтением и преданностью имею честь быть Вашего Превосходительства, Милостивого Государя покорнейшим слугою Афанасий, епископ Томский».[14]

 Подготовив необходимые документы, епископ Томский и Енисейский Афанасий направил ходатайство о строительстве семинарии в Синод. Однако ему, как и предшественнику, было отказано за несвоевременностью.

 В 1854 году на Томскую кафедру был назначен епископ Парфений (Попов). До этого он в сане архимандрита занимал должность Ректора Казанской духовной академии.[15] Ему, как человеку ученому, было особенно понятно, насколько важным является дело открытия в Томске семинарии. За двадцать лет самостоятельного существования Томской епархии количество храмов значительно возросло. В своем рапорте Святейшему Синоду от 1 января 1859 года епископ Парфений приводит следующие цифры: на тот момент в епархии насчитывалось 470 храмов, из которых 291 в Томской губернии, 170 в Енисейской и 9 в Семипалатинской области.[16]

В это время в Томской епархии проживало 942075 человек, исповедующих православную веру. Но епархия продолжала испытывать острую нужду в священнослужителях. Их дефицит не могли восполнить прибывающие в Томск священники из центральных регионов России.[17] Преосвященный епископ Парфений снова обращается в Синод за разрешением открыть семинарию. Опасаясь, что ходатайство снова будет отклонено по причине отсутствия средств, Преосвященный предлагал временно разместить семинарию в существующих зданиях архиерейского дома, а средства выделить только на содержание учебного заведения. Это ходатайство было удовлетворено.

 

 

Открытие Томской духовной семинарии.

 

 7 декабря 1857 года Государь Император Александр II «Высочайше повелеть соизволил открыть в городе Томске Духовную Семинарию с начала 1858-59 учебного года».[18]

 22 апреля 1858 года Святейший Правительствующий Синод назначил на должность Ректора новооткрытой семинарии профессора Казанской Духовной Академии архимандрита Вениамина (Благонравова) - видного представителя богословской науки, опытного администратора, монаха-подвижника, готового к жертвенному служению святой Церкви.[19]

 Архимандрит Вениамин получил из Синода предписание «немедленно ехать к месту своего назначения для содействия Преосвященному в приготовлении всего нужного для открытия семинарии». Отец Ректор, прибыв в Томск, сразу включился в активную работу. Первоочередной задачей было найти подходящее здание, в котором бы могла расположиться Семинария до времени построения собственных корпусов. Преосвященный епископ Парфений предложил для этого несколько зданий, принадлежавших архиерейскому дому и располагавшихся на пересечении улиц Магистратской и Воскресенской (ныне пересечение улицы Р.Люксембург и переулка Совпартшкольного).

 Эти здания еще до учреждения Томской епархии были пожертвованы в пользу будущей домовой архиерейской церкви купеческой вдовой Чулошниковой Е.К. Сначала епрхиальной властью они сдавались в аренду, являясь доходной статьей архиерейского дома. В 1858 году в них было решено временно расположить семинарию.[20]

 Для организации учебного процесса и решения других вопросов, связанных с открытием семинарии, распоряжением епископа Парфения было открыто Правление – коллегиальный орган управления духовной школой. Согласно Устава духовных семинарий 1808-1814 года, который действовал в то время, Правление должно было состоять из трех человек: ректора, который являлся председателем Правления, инспектора и эконома. Поскольку к этому времени ни инспектор, ни эконом еще не прибыли к месту своей службы, преосвященный епископ Парфений, согласно предписанию Синода, временно назначил на эти должности лиц из епархиального ведомства. Так на инспекторскую должность был временно назначен соборный протоиерей Михаил Германов, а исполняющим дела эконома - смотритель Томского духовного училища Геннадий Аврамов. Открытие Правления было назначено на 10 июля. Накануне этого дня в архиерейской домовой церкви было совершено Всенощное бдение, за которым молились Ректор, члены правления, наставники духовного училища. На другой день Божественную литургию совершил епископ Парфений в сослужении архимандрита Вениамина (Благонравова) и протоиерея Михаила Германова. После этого все проследовали в здание семинарии, где был отслужен водосвятный молебен и все помещения окроплены святой водой. Затем члены семинарского правления собрались в присутственном зале на свое первое заседание «для рассуждения о первых мерах и действиях правления».[21]

 Вскоре в Томск прибыл бывший инспектор Иркутской семинарии иеромонах Владимир (Петров), назначенный 13 июня 1858 года на должность инспектора Томской духовной семинарии.[22] Позднее приехал преподаватель Иероним Васильевич Домский, получивший назначение на должность эконома.[23] Они вместе с Ректором, архимандритом Вениамином (Благонравовым), образовали уже постоянный состав правления семинарии.

 Официальные праздненства, связанные с открытием Томской духовной семинарии, были назначены на 21 сентября (4 октября по новому стилю). Они вылились в многолюдный и торжественный праздник. В этот день Церковь празднует память святителя Димитрия, митрополита Ростовского. Рано утром в Благовещенском Кафедральном соборе преосвященный епископ Томский и Енисейский Парфений совершил Божественную Литургию. Владыке сослужил сонм духовенства, среди которых были ректор Семинарии архимандрит Вениамин (Благонравов), инспектор иеромонах Владимир (Петров) и другие. Отец Ректор вместо запричастного стиха произнес проповедь на тему Евангелия: «Жатвы много, а делателей мало». После Литургии был отслужен благодарственный молебен, за которым Богу воздавалась хвала за то, что давнее намерение – открыть в Томске Семинарию - наконец-то осуществилось. По окончании молебна от Кафедрального собора к зданиям Семинарии направился торжественный Крестный ход. В нем приняли участие как совершавшие Литургию священники, так и многочисленное духовенство городских храмов. Несмотря на осеннее время день был теплый и солнечный, что придавало празднику дополнительную торжественность. [24]Впереди Крестного хода несли местно чтимую Иверскую икону Божией Матери и образ святителя Иннокентия Иркутского, которым Владыка благословил новое учебное заведение. Праздник приобрел общенародное значение. «По мере приближения Крестного хода, - писали тогда «Томские губернские ведомости», - толпы народа умножались: всякий хотел принять молитвенное участие в деле, касающемся целой епархии; повсюду было видно Крестное знамение молящихся. Стройное пение архиерейского хора, умилительные гимны церковные к Матери Божией, ряды духовенства, облаченного в светлые ризы, идущего с крестами и иконами в сопровождении своего архипастыря, густые ряды воспитанников, толпы народа, усердно молящегося, мысль, что торжество сие даровано Самим Богом, что в лице многочисленных духовных воспитанников Бог дарует просветителей неведующим истинного Бога и добрых пастырей заблуждающим – все сие умиляло душу и наполняло ум высокими мыслями о судьбах христианства в здешнем крае и на всем Востоке».[25]

 Когда Крестный ход прибыл к зданию Семинарии, в одном из ее залов преосвященный владыка Парфений отслужил водосвятный молебен и окропил присутствующих и семинарские помещения святой водой. Инспектор, иеромонах Владимир, произнес проповедь о взаимосвязи духовной жизни и общественного благоденствия. Так, в торжественной обстановке было положено начало духовной семинарии в Томске.

 

 

Учебный процесс.

 

 Духовные семинарии того периода действовали согласно Уставу 1808-1814 гг. Они являлись средними духовными учебными заведениями. Учебный процесс состоял из трех двухгодичных курсов: высшего (богословского), среднего (философского) и низшего (словесности). Подобным образом был организован учебный процесс и в Томской духовной семинарии. Из аттестатов, выданных ученикам первого выпуска в 1860 году, следует, что в семинарии преподавалось 32 предмета: Священное Писание, герменевтика, катехизическое учение, Догматическое, Нравственное, Сравнительное, Пастырское боргословие, каноническое право, гомилетика, литургика, учение о русском расколе, патристика, учение о богослужебных книгах, логика, словесность, психология, общая церковная история, история Русской церкви, церковно-библейская история, гражданская всеобщая история, гражданская русская история, физика, алгебра, геометрия, естественная история, медицина, черчение, латинский, греческий, немецкий и еврейский языки, а также иконописание.[26] Дважды в год ученики сдавали экзамены. Внутренние испытания проводились в декабре. На них, помимо преподавателя, присутствовали члены Правления семинарии. По окончании учебного года, в июле, сдавались экзамены, называвшиеся внешними испытаниями. На них кроме членов Правления и преподавателей обычно присутствовал Владыка, а также приглашенные почетные гости. Знания учащихся оценивались своеобразными отметками: хорошо, довольно хорошо, порядочно, очень порядочно, весьма порядочно, достаточно, очень достаточно, весьма достаточно, посредственно, слабо.[27] Могла быть выставлена и неудовлетворительная оценка. По результатам экзаменов составлялись разрядные списки, в которых все учащиеся разделялись на три группы в зависимости от успеваемости и поведения. Выпускники семинарии первого разряда могли продолжить образование в одной из духовных академий или после рукоположения назначались на лучшие приходы или преподавательские вакансии. Окончившие семинарию по второму или третьему разряду могли рассчитывать лишь на удаленные приходы, или псаломщические места.[28]

 В 1860 году у воспитанников Томской семинарии появилась возможность педагогической практики. В том году в Томске была открыта воскресная школа. Директор училищ Томской губернии просил ректора, архимандрита Вениамина, направить туда в качестве преподавателей Закона Божия, русской грамоты, арифметики и черчения желающих педагогов и учащихся старших курсов. На это предложение откликнулись помощник ректора иеромонах Сергий (Василевский) и 18 семинаристов.

 В течение учебного года в семинарии было несколько вакационных (т.е.каникулярных) периодов: 24 декабря-9 января, 15 июля-1 сентября, а также от Вербного до Фомина воскресения. На это время воспитанников, не имеющих дисциплинарных нареканий, могли отпустить домой или к родственникам. При этом инспектор выдавал им особый отпускной документ. Его, с пометками родителей, воспитанники возвращали инспектору после окончания каникул.[29]

 

 Библиотека.

 

 Существование Духовной семинарии немыслимо без библиотеки. Но скромный бюджет предусматривал выделение на библиотеку всего 114 рублей 20 копеек. Поэтому основные библиотечные фонды формировались за счет пожертвований. Преосвященный владыка Парфений (Попов) подарил библиотеке бесценный раритет – собственноручное письмо святителя Димитрия, митрополита Ростовского – в футляре за стеклом. Пожертвовали библиотеке книги и рукописи отец Ректор, инспектор семинарии, преподаватели и сотрудники. Не оставались безучастными в этом деле и простые горожане, которые щедро делились своими книгами. Так, коллежский ассессор Беляев передавал книги несколько раз. При втором пожертвовании он сделал письменное заявление: «Прошу не обременяться никаким формальным извещением о приеме этих книг, ограничась только причислением их в каталоги семинарской библиотеки от имени единого от земнородных грешников Василья Беляева».[30] Первым библиотекарем семинарской библиотеки стал преподаватель Церковной истории Иван Кузьмич Смирнов.[31]

 

Формирование преподавательской корпорации.

 

 Одной из важнейших задач для новооткрытой семинарии стало ее обеспечение преподавательскими кадрами. Поскольку на начало учебного 1858/1859 года в ее корпорации было всего три штатных преподавателя, им пришлось помимо своих предметов частично взять на себя преподавание по вакантным дисциплинам. Так, ректор семинарии архимандрит Вениамин (Благонравов) приступил к преподаванию Догматического богословия и Гомилетики, инспектор иеромонах Владимир (Петров) – Священного Писания в высшем и среднем отделениях, а также Логики и Еврейского языка. Иероним Петрович Домский преподавал Словесность, Общую гражданскую историю и Русскую гражданскую историю.

 К преподаванию некоторых предметов временно были привлечены местные священники и педагоги. Кафедральный протоиерей Михаил Германов стал преподавать Нравственное богословие и Латинский язык в среднем и низшем отделениях, смотритель Томского духовного училища Александр Цветков – Церковную историю, Библейскую историю и Греческий язык, инспектор того же училища Геннадий Васильевич Аврамов – математику и физику. Преподавание медицины было поручено местному акушеру Флориану Залукевичу, а иконопись – Алексею Петрову.

 В продолжение учебного года преподавательский состав пополнялся новыми кадрами, направляемыми из числа выпускников различных духовных академий. Из Казанской духовной академии прибыли Дмитрий Львович Кузнецов[32], назначенный преподавателем немецкого языка, и Яков Иванович Фортунатов[33] - философии и татарского языка. Выпускник Санкт-Петербургской духовной академии кандидат богословия Иван Козьмич Смирнов[34] получил назначение на должность преподавателя Церковной истории. Из Московской духовной академии приехали ставший преподавателем гражданской истории и французского языка Александр Иванович Нарбеков и преподаватель математики Александр Иванович Кикин.[35] Позднее, в 1859/1860 учебном году вместо переведенного в Казанскую духовную семинарию Я.И. Фортунатова преподавателем ТДС был назначен выпускник Киевской духовной академии кандидат богословия иеромонах Сергий (Василевский).[36]

 Бывший инспектор Томского духовного училища кандидат богословия Г.В.Аврамов был назначен секретарем семинарского Правления. Помощником ректора по профессорской должности последовательно были Д.Л. Кузнецов, Я.И. Фортунатов и иеромонах Сергий (Василевский).

 Таким образом, в течение первого года существования Томской духовной семинарии в ее станах появилась сплоченная семья сильных и ответственных преподавателей, преданных своему делу.

 Лекции преподавателями читались вдохновенно, с воодушевлением, что позволяло студентам слушать их с особым вниманием. О преподавании отца Ректора много лет спустя с благодарностью вспоминали учащиеся: «Его лекции по Догматическому богословию, которое он преподавал в Томской семинарии, отличались всегда глубиною мысли, согретой теплотою чувства, - обилием содержания и доступным пониманию всех изложением». [37] То же можно сказать и о других педагогах.

 Помимо преподавания порученных дисциплин большинство из них занимались научной, исследовательской работой, трудились над составлением учебных пособий. Так, И.П. Домский заканчивал работу и готовил к печати систему словесности, А.И. Кикин трудился над составлением «Записок» по алгебре и обрабатывал «Записки» по геометрии. И.К.Смирнов для более глубокого изучения истории Сибирского края и дел Алтайской духовной миссии летом 1860 года предпринял экспедицию на Алтай. Иеромонах Сергий (Василевский) писал историческое исследование о служении Русской Православной Церкви делу народного образования в Древней Руси и в современности. Д.Л. Кузнецов, которому было поручено преподавание обличения раскола, занимался изучением и разбором раскольничьих книг, а также документов из архива Томского Богородице-Алексиевского мужского монастыря г.Томска. Особое значение в деле становления исторической науки в Томске имеет образование при Томской духовной семинарии Комитета по церковно-историческому описанию Томской епархии, председателем которого был назначен ректор семинарии архимандрит Вениамин, а членами комитета стали большинство преподавателей. Одним из инициаторов этой работы стал инспектор иеромонах Владимир (Петров). Он, в свою бытность преподавателем Орловской духовной семинарии, занимался составлением историко-статистического описания Орловской епархии. Этот труд он завершал уже в Томске. Он и предложил организовать работу, связанную с историческими изысканиями и составлением исторического описания Томской епархии. [38]

 Высокий интеллектуальный уровень первых преподавателей семинарии сочетался в них с глубокой верой и благочестием. Это позволяло томской духовной школе стать подлинной колыбелью пастырства для ее питомцев, готовящихся к служению святой Церкви. Примером подлинно христианской жизни, полной отеческой любви и заботы, являл Ректор семинарии архимандрит Вениамин. 22 марта 1862 года на прощальной встрече с ним, в связи с его призванием к епископскому служению в качестве викария Иркутской епархии, преподаватель Смирнов И.К. так характеризовал его деятельность в своем слове:

 «Наша новая семинария имела честь и счастье иметь Вас первым о.Ректором, давшим ей доброе начало и направление. Свою академическую эрудицию ординарного профессора Вы внесли и в семинарию и, сообразно приемлемости воспитанников, облекли ее в положительную и ясную форму одушевленного, живого слова. Главное условие успеха педагогического – убеждение и любовь. Ваша искренняя вера в учение Православной церкви и горячая любовь к ней и приготовляемым ее служителям – одушевляла Ваше слово и давала ему силу убедительности и пленяла в послушание ему Ваших юных слушателей и в подражание Вашей вере и любви. Нам известно, что ни на одном уроке с таким интересом и охотой не слушали, как на Вашем. Нам известны и добрые плоды Вашей педагогии: воспитанники 1-го курса все почти стали хорошими священниками и признательными Вам за свое учение и добро.

 Позвольте и нам, наставникам, лично принести глубокое уважение и искреннюю благодарность Вам, как нашему доброму и любимому начальнику. Ваша академическая эрудиция, Ваше педагогическое усердие возбуждали и в нас соревнование и усердие к научному, основательному изучению и живому преподаванию своего дела. И смею без самохвальства сказать, что в нашей семинарии Вами и нами, приехавшими их разных академий, уровень преподавания держался выше, чем в других семинариях или по крайней мере в тех, в каких мы учились. И всех нас к этому соревнованию и труду Вы располагали не какими-либо начальственными требованиями, а или собственным увлекающим примером, или самым деловым товарищеским советом, или даже деликатнейшей просьбой, которая ( скажу по собственному опыту) обезоруживала готовые возражения». [39]

 

 

Воспитанники семинарии.

 

 Первый набор Томской духовной семинарии состоял из 111 человек. В высший и средний классы были переведены воспитанники Тобольской и Иркутской Семинарий, поступавшие туда из Томской епархии. В низший класс поступили 44 воспитанника из Томского, Красноярского и Тобольского духовных училищ.

 В семинарию принимались юноши всех сословий в возрасте от 14 до 16 лет, получившие начальное образование в духовном училище, светском учебном заведении или на дому. Но в основном это были дети из семей священнослужителей. Часть учащихся находилась в семинарии на полном содержании, другие должны были платить за свое проживание, питание, учебники, медицинское обслуживание. В зависимости от этого ученики разделялись на три категории: казеннокоштные (находящиеся на полном обеспечении); полукоштные (частично оплачивающие свое проживание и питание); своекоштные (всецело находящиеся на своем содержании, кроме учебы, которая была бесплатной для всех). Казеннокоштные ученики получали бесплатную одежду и обувь, обеспечивались учебниками, жили в устроенном при семинарии общежитии, питались в семинарской столовой. Своекоштные семинаристы вынуждены были не только за свой счет одеваться, питаться, платить за учебники и лечение, но должны были самостоятельно решать вопрос проживания. Родители снимали для них комнату или угол в частном доме. В плату за жилье входило двухразовое питание, которое должны были обеспечивать хозяева. Некоторые съемные квартиры находились далеко от семинарии, и ученикам приходилось каждый день добираться на места учебы несмотря на плохую погоду и бездорожье. Иногда проблемными были сдававшие жилье хозяева: они квартировавшихся семинаристов плохо кормили, или вели аморальный образ жизни, оказывая плохое влияние на постояльцев. Кроме того, жилье в Томске стоило недешево. Для многих, особенно многодетных родителей, это было существенной проблемой. Желая уменьшить для родителей сумму на проживание и питание, заботясь об удобстве быта, а также о духовно-нравственной обстановке, в которой проживали воспитанники, ректор архимандрит Вениамин (Благонравов) и инспектор иеромонах Владимир (Петров) провели работу по устройству общежития для своекоштных учеников. Для этого у губернского казначея был снят нижний каменный этаж его дома с флигелем во дворе и со всеми необходимыми службами. Здание располагалось недалеко от семинарии. Учащиеся должны были платить за проживание 4 рубля ежемесячно, что на 1-2 рубля было меньше общегородской цены. В эту сумму входила плата за питание и стирку белья. О рационе семинаристов можно судить по записям журнала общей ученической квартиры: « 16 июля. Пища при столе была очень хорошая: щи, жаркое да каша при обеде; щи и каша на ужине… 31 июля. Пища была весьма хорошая: на обеде холодное, щи, жаркое с огурцами, каша молочная с маслом; на ужине щи, жаркое и каша; кроме этого на обеде были еще пироги». Открытие общей квартиры состоялось в торжественной обстановке 18 января 1859 года: в присутствии наставников и учеников был отслужен водосвятный молебен, а преосвященный епископ Томский и Енисейский Парфений (Попов) передал для общежития в благословение икону Божией Матери. Большинство учеников и их родителей высоко оценили заботу о них семинарского начальства. Вместе с тем среди родителей семинаристов были и противники общей квартиры. Так священник Раевский полагал, что его сыну Алексею Раевскому удобнее и полезнее для здоровья жить на квартире съемной. Однако к 13 января 1859 года в общежитие переселились 15 человек, к 20 января – 25, к 26 января – 42, к 4 февраля - 44.[40]

 Распорядок дня в Семинарии был следующим:

6-00 – подъем

6-00 - 7-00: утренний туалет и молитва;

7-00 – 8-00: приготовление к урокам;

8-00 – 12-00: занятия;

12-00 -14-00: обед, отдых, прогулка;

14-00 – 16-00: занятия;

16-00 – 17-00: отдых и прогулка;

17-00 – 20-00: домашние занятия;

20-00 – 22-00: ужин, отдых, домашние упражнения и вечерняя молитва;

22-00: отход ко сну.

 

Воспитательный процесс.

 

 Духовные семинарии были призваны дать не только определенные знания воспитанникам. В их стенах готовились пастыри Церкви Христовой, которые должны были благочестием служить образцом для своей паствы. После утверждения проекта Духовных семинарий в 1814 году государь император Александр I в Высочайшем Указе на имя Комиссии духовных училищ от 30 августа писал о семинарском обучении и воспитании: «Просвещение, по своему значению, есть распространение света, и конечно должно быть того, «который во тьме светится и тьма его не объят». Сего то света держась во всех случаях, вести учащихся к истинным источникам, и теми способами, коими Евангелие, очень просто, но премудро учит; там сказано, что Христос есть путь, и истина, и живот; следовательно, внутреннее образование юношей к деятельному христианству да будет единственной целью сих училищ».[41]

 Заботы по воспитанию молодежи в первую очередь составляли обязанность инспектора. Как уже было сказано, первым инспектором Томской духовной семинарии был иеромонах Владимир (Петров). Ему, согласно Уставу Семинарии, вменялось в обязанность следить за строгим соблюдением распорядка дня и благопристойным поведением учащихся. Для этого он часто посещал учеников в их спальных комнатах и столовой, интересовался их поведением на уроках. Помощниками отца инспектора были особо назначенные старшие семинаристы, которые по одному жили в комнате с младшими товарищами и должны были являть им пример добродетельной жизни. Ежедневно в 9 часов вечера они докладывали инспектору о поведении подведомственных им учеников. Сам инспектор составлял для Правления семинарии ежемесячные Таблицы поведения, в которых указывались как достоинства учеников, так и их проступки.

 Добросовестное отношение к учебе и примерное поведение поощрялись как самим инспектором, так и Правлением семинарии. Мерами поощрения были:

 а) похвала инспектора перед товарищами;

 б) причисление к разряду старших не по должности, а по чести;

 в) вызов в Правление и объявление им одобрения;

 г) оглашение имен отличившихся с кафедры во общих собраний:

 д) награждение книгами с поощрительной надписью.

 Для нарушителей дисциплины в зависимости от тяжести проступка и готовности к исправлению применялись различные меры наказания вплоть до отчисления из состава учащихся:

 а) увещание инспектора в присутствии товарищей провинившегося;

 б) определение в столовой места ниже и отдельно от всех;

 в) осуждение на хлеб и воду от одного до семи дней;

 г) вызов в Правление и объявление им строгого выговора;

 д) уединенное заключение ( при этом наказании пища ограничивалась хлебом и водой, наказанный лишался книг, письменных приборов и общения с товарищами, «оставляясь скуке и раскаянию»; предусматривалось лишь нечастое посещение инспектора для воспитательной беседы);

 е) исключение из семинарии. [42]

 Документы первых лет существования Томской семинарии позволяют заключить, что поведение учащихся было в основном примерным. Они вели себя «хорошо» или «весьма хорошо». В рапортах отец инспектор об одном говорит, что он «отличился степенностью и благородством, другой – прямодушием и открытым характером, и т.д.». Но были и нарушители дисциплины. Один из них был наказан «голодным столом на два дня, другой – на три дня, а третий на половину суток уединенной комнатой. [43]

 Но самым действенным воспитательным средством был добрый пример наставников семинарии, особенно ректора архимандрита Вениамина (Благонравова) и инспектора иеромонаха Владимира (Петрова). Они были «как отец с матерью, - говорил о них святитель Макарий (Невский), - характером своим восполнявшие один другого: один отеческой строгостью, а другой (Вениамин) материнской любовью».[44] А в этой заботе и любви очень нуждались учащиеся. Многие из прибывших в Томск из других семинарий питомцев оказались зараженными духом нигилизма, некоторые из них увлекались модными западными теориями Тюбингенской школы. Внешние знания у большинства не были сопряжены с живой верой и глубокой духовной жизнью. Но в новооткрытой томской семинарии, благодаря трудам ее наставников, сложилась совершенно иная атмосфера – живой веры, пламенного служения Богу и Церкви. Об этом 50 лет спустя на праздновании полувекового юбилея Семинарии вспоминал в своей речи воспитанник Томской духовной семинарии первого выпуска Константин Николаевич Евтропов, томский общественный деятель, автор известной монографии «История Троицкого кафедрального собора в Томске»: «Во главе семинарии были поставлены мужи глубокой веры и серьезного знания, мужи, исполненные энергии и горячей любви к своему высокому и многотрудному делу. Вениамин и Владимир, особенно первый своей сердечностью и задушевностью в преподавании, своими облагодетельствованными беседами на уроках богословия в течение двух лет сумели пересоздать нас – вложить в нас душу живу, сердце чисто – из маловерующих и рационалистов сделать нас искренно признающими бытие живого и действующего Бога. Вместе с тем они успели насадить и укрепить в умах и сердцах наших те вековечные христианско-нравственные начала, которые служат в жизни каждого человека самыми верными путеводными указателями к познанию истины, добра и красоты. Под бдительным отеческим руководством этих богопросвещенных мужей Томская семинария развила в нас, своих питомцах, неподдельное религиозно-нравственное настроение, пробудила в нас живой интерес к науке вообще и особенно богословской, расшевелила и возрастила в нас любовь и стремление ко всему изящному и высоконравственному, ко всему идеальному и возвышенному и ко всему благородному и честному».[45]

 

Семинарский храм.

 

 Первоначально новооткрытая Томская духовная семинария не имела своей церкви. Учащиеся молились за богослужением в Благовещенском Кафедральном соборе. Удаленность храма от семинарских зданий не позволяла им ежедневно участвовать в богослужениях. Поэтому главной заботой ректора, архимандрита Вениамина, стало устройство при Семинарии домового храма. Опытный в духовной жизни Ректор понимал, что сердце духовного учебного заведения бьется не в студенческой аудитории, а в церкви. Там, во время молитвенного предстояния перед Богом, происходит духовное становление тех, кто призван быть «солью земли» и «светом мира». Он, с благословения епископа Парфения, по своей инициативе организовал сбор пожертвований. Собрав 1600 рублей, архимандрит Вениамин употребил их на устройство и благоукрашение храма.[46] Он был освящен в честь святителя Иннокентия Иркутского. В церкви было заведено ежедневное богослужение, которое своими силами совершали попеременно архимандрит Вениамин, инспектор иеромонах Владимир, а позднее, после пострижения и принятия сана, преподаватель иеромонах Иаков (Домский). Семинарский хор организовал учащийся семинарии Федор Гурьев, до того учившийся в Тобольске и там несший послушание регента. Его стараниями семинарский хор стал вторым в Томске после архиерейского.[47]

Заключение.

 

 В настоящем докладе мы проследили сложный процесс подготовки к появлению в Томске духовной семинарии, ее торжественное открытие в 1858 году, а также становление и развитие в первые годы ее существования. Позднее из этого доброго семени произросло многоплодное древо. Томская духовная семинария стала значимым образовательным, богословским и миссионерским центром Западной Сибири. У её истоков стояли выдающиеся богословы, мудрые пастыри и наставники Они соединяли в себе ученость с глубоким благочестием, что позволило им заложить прочные основы духовной школы, которая на протяжении десятилетий будет готовить достойнейших священнослужителей, ревностных миссионеров, глубокомысленных богословов, общественных деятелей.

 Многие из наставников и питомцев Семинарии прославились святостью и мученическим подвигом, пролив свою кровь за ту Божественную Истину, служению которой они посвятили свои жизни. Святой священномученик Агафангел (Преображенский), трудившийся в Томской семинарии на должности инспектора, учившиеся в Семинарии священномученики Прокопий (Титов), Александр (Дагаев), Иннокентий (Кикин), Феодор (Чичканов), Виктор (Климов), Нестор (Панин) и многие другие проявили верность Христу «даже до смерти». Их пастырская ревность, любовь к Богу и людям, благоговение и жертвенность являются образцом пастырского служения для тех, кто в наши дни обучается в стенах Томской духовной школы, готовясь к служению Церкви Христовой.

 Разоренная в годы революционных потрясений, Томская духовная семинария вновь возродилась в 1992 году по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. В наши дни она живет полнокровной жизнью, взращивая пастырей Церкви и иных тружеников на ниве церковной для многих регионов Сибири.

 

 

 

 

 


[1] Беликов Д.Н.,протоиерей. Томские духовные начальники (заказчики). Исторический очерк для 300-летнего юбилея г.Томска. Томск,1906, с.1-4.

[2] Евтропов К.Н. История Троицкого кафедрального собора в Томске. (Постройка его с характеристикой времени и деятелей). Томск: тип.епархиального братства,1904, с.231-233.

[3] 22 июля 1822 года было Высочайше утверждено «Сибирское Учреждение», составленное графом М.М. Сперанским. Согласно ему вся Сибирь было поделена на два генерал-губернаторства. Генерал-губернатором Западной Сибири с резиденцией в Тобольске был назначен П.М.Капцевич. Вступив в должность, он сразу же объехал подведомственные ему земли, в том числе и Томскую губернию. См.: Софронов В.Ю. Светочи земли Сибирской. Биографии архипастырей Тобольских и Сибирских (1620-1918 гг.). Екатеринбург: ИПП «Уральский рабочий»,1998, с.140.

[4]Городков Н. Материалы для истории Томской епархии. // «Томские епархиальные ведомости»,1891,№13,с.11.

[5] Городков Н. Указ.соч. //«Томские епархиальные ведомости»,1891,№16,с.4-5.

[6] Софронов В.Ю. Указ.соч. С.144.

[7] Городков Н. Указ.соч. //«Томские епархиальные ведомости»,1891,№16,с.6.

[8] Городков Н. Указ.соч. //«Томские епархиальные ведомости»,1891,№16,с.11.

[9] Городков Н. Указ.соч. //«Томские епархиальные ведомости»,1891,№17,с.9-13.

[10] Материалы для истории Томской епархии. //Томские епархиальные ведомости,1884,№5. Неоф.ч. С.22.

[11] Пятидесятилетний юбилей Томской епархии 18 октября 1884 года. //Томские епархиальные ведомости,1884,№№21-22. Неоф.ч. С.9-10.

[12]Лавров К. Материалы для истории Томской духовной семинарии. «Томские епархиальные ведомости»,1900,№5,с.17-18.

[13] С.Л-ий. Преосвященный Афанасий, епископ Томский и Енисейский. //Томские епархиальные ведомости,1901,№19. Неоф.ч. С.27-35.

[14] ГАТО. Ф.6. Оп.1. Д.500. Л.1-2.

[15] Знаменский П. История Казанской духовной академии за первый (дореформенный) период ея существования (1842-1870 гг.). Казань,1891. С.87-89.

[16]Материалы для истории Томской епархии. //Томские епархиальные ведомости,1884,№5.Неоф.ч.,с.22-23.

[17] Доброленский Ф. Воспоминание о пятидесятилетии Томской епархии. // Томские епархиальные ведомости, 1884, №№21-22. С.37-38.

[18]Лавров К. Указ.соч. // «Томские епархиальные ведомости»,1900,№3. Неофф.ч. С.14.

[19] Архимандрит Вениамин (Благонравов), впоследствии архиепископ Иркутский и Нерчинский – особо известный миссионерским служением. Родился в 1825 году в Тамбовской губернии. Закончил Тамбовскую духовную семинарию и Казанскую духовную академию. Был оставлен в Академии на преподавательскую работу. 27 августа 1849 года был пострижен в монашество, 9 октября рукоположен в иеродиакона, а 20 ноября 1850 года в иеромонаха. 28 ноября 1856 года возведен в сан архимандрита и утвержден в должности ординарного профессора. 22 апреля 1858 года получает назначение на должность Ректора новооткрытой Томской духовной семинарии. В 1862 был рукоположен во епископа Селенгинского, викария Иркутской епархии и начальником Забайкальской духовной миссии. С 18 марта 1868 года – епископ Камчатский, Курильский и Благовещенский. С 31 марта 1873 года и до кончины 2 февраля 1892 года – архиепископ Иркутский и Нерчинский.

[20] Евтропов К.Н. Указ. соч., с.9.

[21]Лавров К. Указ.соч. // «Томские епархиальные ведомости»,1900,№3. Неофф.ч., с15-16.

[22] Выдающийся служитель Церкви Христовой и ревностный миссионер иеромонах (впоследствии архиепископ) Владимир (Петров) родился 29 мая 1828 года на Дону. Закончил Воронежскую духовную семинарию (1849 г.) и Казанскую духовную академию (1853 г.). В марте 1853 года пострижен в монашество, 14 апреля рукоположен в иеродиакона, а 22 октября в иеромонаха. С 30 октября 1853 года был преподавателем Орловской духовной семинарии, с марта 1855 года помощником инспектора Воронежской духовной семинарии, с 30 апреля 1857 года – инспектор Иркутской духовной семинарии. В 1858 – 1861 годах был инспектором Томской духовной семинарии. !3 сентября 1861 года возведен в сан архимандрита и назначен инспектором Санкт-Петербургской духовной академии. 24 ноября 1865 года становится начальником Алтайской духовной миссии. 16 марта 1880 года в Благовещенском кафедральном соборе г.Томска был рукоположен во епископа Бийского, викария Томской епархии. С 1883 по 1886 гг. занимал Томскую архиерейскую кафедру. В 1886 – 1889 годах был епископом Ставропольским и Екатеринодарским, в 1889 -1892 годах епископом Нижегородским и Арзамасским. 7 мая 1892 года возведен в сан архиепископа и назначен на Казанскую кафедру. Скончался 2 сентября 1897 года в Казани. См.:Исаков С.А. Дмитриенко Н.М. Томские архиереи. Биографический словарь. 1834-2002. Томск: Изд-во Томского университета,2002. С.35-37.

[23] Иероним Васильевич Домский родился 6 июля 1823 года в Подольской губернии. Учился сначала в Каменец-Подольской, а затем в Санкт-Петербургской духовной семинарии. В 1849 году закончил Санкт-Петербургскую духовную академию. В 1849 – 1858 годах преподавал в Иркутской духовной семинарии. С 1858 по 1861 год – преподаватель и эконом Томской духовной семинарии. 8 октября 1860 года пострижен в монашество с именем Иаков, 10 октября рукоположен в иеродиакона, а 11 октября во иеромонаха. Нес послушания инспектора Иркутской духовной семинарии, ректора Благовещенской и Пермской семинарий, настоятеля Данилова монастыря в Переяславль-Залесском. В 1884 году был хиротонисан во епископа Якутского и Вилюйского, оставаясь на этой кафедре до самой кончины в 1889 году.

[24] Плотников В. Акт по случаю двадцатипятилетия Томской духовной семинарии 21 сентября 1883 года. // Томиские епархиальные ведомости,1883,№19. Неоф.ч. С.556.

[25] Открытие Духовной семинарии в г.Томске. // «Томские губернские ведомости»,№46. 21 ноября 1858г.

[26] ГАТО. Ф.170. Оп.11. Д.1340. Л.6-7.

[27] ГАТО. Ф.170. Оп.11. Д.1343. Л.6.

[28] Свод уставов и проектов уставов духовных семинарий 1808-1814, 1862, 1867, 1884 и 1896 гг. СПб,1908. С.III.

[29] Свод уставов. С.198,202.

[30] Лавров К. Указ.соч. // Томские епархиальные ведомости,1900,№3. Неоф.ч.. С.17.

[31]Лавров К. Указ.соч. //Томские епархиальные ведомости,1900,№5. Неоф.ч.. С.13.

[32] Дмитрий Львович Кузнецов – видный общественный деятель Томска середины 19 века. Родился в Уфе. Он был женат на племяннице великого ученого-химика Д.И. Менделеева Евдокии Яковлевне (урожденной Капустиной). В 1858 году закончил Казанскую духовную академию и был направлен в Томск в качестве преподавателя немецкого языка в Томской духовной семинарии. С 1859 года преподавал логику, психологию и латинский язык в среднем отделении. С 1862 года был учителем словесности Томской мужской гимназии и редактором неофициального отдела «Томских губернских ведомостей». По благословению архиепископа Парфения (Попова) изучал архивы Томского Богородице-Алексиевского монастыря и другие архивные материалы. Размещал в издаваемой им газете многочисленные публикации, посвященные истории Сибири. Организовал при гимназии первую в Томске публичную библиотеку. (См.: Город Томск. Справочник. Под редакцией А.В. Адрианова. Томск,1912. С.146-147).

[33] Фортунатов Яков Иванович – глубокий знаток арабского и татарского языков. По окончании Казанской духовной академии был направлен в Томскую семинарию преподавателем философии и татарского языка. В 1860 году переведен в Казанскую духовную семинарию преподавателем словесности; с 1863 года там же преподавал физику, а с 1864 года – гражданскую историю и языки (арабский и татарский). Был рукоположен во священника и служил в храме при университетской клинике в Казани. Скончался в 1871 году. Известен своим сочинением «Места Корана, благоприятные к обращению мухаммедан в христианство» («Миссионерское обозрение». Вып.7. 1875).

[34] Смирнов Иван Кузьмич, выпускник Санкт-Петербургской духовной академии 1858 года. Направлен в Томскую духовную семинарию преподавателем церковной истории. Как и Д.Л. Кузнецов, был женат на другой племяннице Менделеева – Анне Яковлевне (в девичестве Капустиной). Позднее перешел на службу в гражданское ведомство. Последовательно был директором Томской, а потом Иркутской мужской гимназии. Перебрался в столицу и трудился инспектором филологического института в Санкт-Петербурге (см.: ТЕВ,1883,№19. Неоф.ч. С.577; однако в справочнике «Город Томск», изданном под редакцией Адрианова в 1912 году, ошибочно говорится о том, что Смирнов состоял на должности инспектора Технологического института в Санкт-Петербурге). После этого он являлся членом Ученого комитета при Министерстве народного просвещения.

[35]Александр Иванович Кикин - выпускник Московской духовной академии 1858 года. Направлен в Томскую семинарию преподавателем математики. В 1860 году в Томске принял монашеский постриг с именем Тихон. Впоследствии в сане архимандрита был бакалавром Санкт-Петербургской духовной академии (См.: ТЕВ,1883,№19. Неоф.ч. С.577).

[36] Сергий (в миру Виктор Василевский) закончил Оренбургскую духовную семинарию и Киевскую духовную академию. В 28 сентября 1859 году в Киево-Печерской лавре был пострижен в монашество. 30 сентября рукоположен во иеродиакона, а 3 октября – в иеромонаха. Назначен помощником ректора Томской духовной семинарии и преподавателем психологии и логики. Курировал педагогическую практику старших семинаристов в воскресной школе. Проводил беседы с старообрядцами и 10 человек из них присоединил к Церкви, за получил особое благословение архиерея. В 1861-1863 годах трудился в должности Смотрителя Витебского духовного училища, с 1863 по 1865 год преподавал в Полоцкой семинарии, с 1865 по 1867 год служил в Смоленской епархии, с 1868 по 1872 год преподавал греческий язык в Казанской духовной семинарии. В 1872 году он назначается настоятелем Иоанно-Предтеченского монастыря Казани, а в 1880 году – настоятелем Зилантова Успенского монастыря. На этом послушании он находился до самой кончины, последовавшей в 1892 году. За многие труды был возведен сан архимандрита в 1876 году. Архимандрит Сергий (Василевский) был весьма разносторонним и образованным человеком. Являлся членом Общества классической филологии и педагогики. Но главным трудом его жизни, принесшим ему всеобщую известность стал трехтомный труд о святителе Филарете (Амфитеатрове) - Высокопреосвященнейший Филарет, в схимонашестве Феодосий (Амфитеатров), митрополит Киевский и Галицкий, и его время. Казань,1888. За этот труд архимандриту Сергию была присвоена ученая степень магистра богословия. (См.: Рощектаев А.В. История Свято-Успенского монастыря, что на Зилантовой горе г. Казани. -Казань:Русич,2004. С.216-219).

[37] Щеглов М., священник. Посещение епископом Иркутским и Нерчинским Вениамином Томска. // Томские епархиальные ведомости, 1906, №17. Неоф. ч. С.12.

[38] Харалампович К. Из летописи церковной жизни Томской епархии. Протоиерей Вакх Гурьев. // Томские епархиальные ведомости,1906, №5. Неоф.ч., с.17.

[39] Щеглов М.,свящ. Указ.соч. //Томские епархиальные ведомости, 1886, №17. Неоф.ч.. С.12-13

[40] Лавров К. Указ.соч. //Томские епархиальные ведомости,1900,№5. Неоф.ч.. С.14-17.

[41] Свод уставов. С.V.

[42] Свод уставов. С.234,238.

[43] Лавров К. Указ.соч. //Томские епархиальные ведомости,1900,№6. Неоф.ч.. С.34.

[44] Макарий (Невский), епископ. Слова и речи. Вып.2. Томск,1898. С.198

[45] Дмитриевский С.П., священник. Празднование пятидесятилетия со дня основания Томской духовной семинарии. // Томские епархиальные ведомости, 1908, №20. Неоф.ч. С. 32-33.

[46] Харлампович К. К биографии Вениамина, архиепископа Иркутского. // Христианское чтение, 1906, июль. С.135.

[47] Некролог. Священник Феодор Феодорович Гурьев. // Томские епархиальные ведомости,1883, №24. Неоф.ч. С. 491-492.

 

 | Новости | Томская епархия | Святые Томской земли | Томские храмы | Монастыри | Томская духовная семинария | Основы православной культуры | Томское церковное краеведение | Епархиальные СМИ | Задать вопрос | Контакты | 
© 2004-2015 Pravoslavie.Tomsk.Ru
??????????? ???? ??????? ???????????? ?????? /
??????????.ru ?????? ???????????